Почему же Свалбард? Почему сейчас?

Итак, законно спросить, почему. Кто использует подобные банки семян? В первую очередь, те, кто разводит с/х культуры и исследователи. Сегодня крупнейшие производители — Монсанто, ДюПонт, Синджента и Доу Кемикал. С начала 2007-го Монсанто обладает мировыми патентными правами (совместно с правительством США) на растение, прозванное «Терминатор» (‘Terminator’ или Genetic Use Restriction Technology (GURT) ). Терминатор — технология, при которой патентованные коммерческие семена совершают «самоубийство» после точно одного урожая. Контроль частных компаний полный. Такой контроль и власть над снабжением человечества едой никогда ранее не существовал в истории человечества.

Если бы такие культуры были широко внедрены во всем мире, было бы возможно в течение примерно десятилетия превратить большинство производителей еды мира в феодальных рабов в услужении 3 или 4 гигантов, компаний-производителей семян.

Это, разумеется, открыло бы путь для этих частных компаний, возможно по приказу правительства, в юрисдикции которых они находятся, Вашингтона, отказать в семенах той или иной развивающейся стране, политики которой случилось несогласны с Вашингтоном. Те, кто утверждает, что этого не может быть должны присмотреться к текущим событиям в мире. Само существование концентрации власти в 3-4 руках... .есть полное основание для юридического запрета всех ГМ-культур даже если бы их преимущества были реальны (хотя они не таковы).

Эти частные компании, Монсанто, ДюПонт, Доу Кемикал, вряд ли обладают кристалльно чистыми историями в смысле отношения к человеческой жизни. Они создали и распространили такие новшества как диоксин, PCB, Agent Orange. Они десятки лет прятали свидетельства того, что их токсичные химикаты вызывают рак и другие крайние воздействия на здоровье. Они похоронили серьезные научные отчеты о том, что самый широкоприменяемый гербицид, gluphosate токсичен, когда он проникает в питьевую воду. Дания запретила glyphosате в 2003м когда было подтверждено, что её вода загрязнена.

В мире согласно списку FAO ООН известно около 1400 банков семян, крупнейшие находятся в США, другие крупные — в Китае, России, Японии, Индии, Южной Корее, Германии и Канаде по убыванию.

CGIAR, созданный в 1972м фондами Рокефеллера и Форда для продвижения Зеленой Революции, контролирует большинство частных банков семян от Филиппин до Сирии и Кении. Все они содержат более 6.5 милионов вариантов семян, почти 2 млн из которых различны. «Хранилище Судного Дня» в Свалбарде будет иметь вместимость 4.5 миллионов различных семян.

ГМ — оружие биовойны?

Теперь мы подошли к самому главному в описании опасности враждебного использования, заключенной в проекте Свалбарда фондов Рокефеллера и Билла Гейтса. Может ли создание патентованных семян для большинства из главных пищевых культур человечества, таких, как рис, кукуруза, пшеница, кормовые зерна (соя, и т.д) использоваться как ФОРМА БИОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ?

Явная цель лобби евгеники, оплачиваемой богатыми семьями «элиты», такими как Рокефеллеры, Карнеги, Харриман и проч. с 1920х годов, включала то, что они называли «негативной евгеникой», т.е. систематическим уничтожением нежелательных линий. Маргарет Сангер (Margaret Sanger), фанатичная последовательница евгеники и организатор Международного Планирования Родительства (Planned Parenthood International), и человек, близкий к семье Рокефеллеров, создала то, что называлось в 1939-м Negro Project. Он располагался в Гарлеме, и состоял, как она сообщала в письме другу, в том, что «мы хотим уничтожить черное население».

Маленькая калифорнийская биотехническая компания, Epicyte, в 2001 году объявила о создании генетически сконструированной кукурузы, которая содержала спермицид, который уничтожал функцию сперматозоидов мужчин, её употреблявших, их таким образом стерилизуя. В то врема Epicyte имел совместный договор на распространение технологии с ДюПонтом и Синджентой, двумя спонсорами хранилища на Свалбаде. Затем Epicyte приобрела биотехническая компания из Северной Каролины. Не менее поразительно узнать, что спермицидальная технология была развита компанией на исследовательское финансирование выделенное Департаментом Сельского Хозяйства США, тем же самым, что, несмотря на протесты по всему миру, продолжает оплачивать разработки технологии культур-терминаторов, сегодня принадлежащей Монсанто.

Еще один заставляющийся задуматься эпизод. В 1990е Международная Организация Здравоохранения ООН начала кампанию по вакцинации миллионов женщин из Никарагуа, Мексики и на Филиппинах, между 15-ю и 45-ю годами. Вакцины были как бы противостолбнячными, заражение, которое возникает, если, например, наступить на ржавый гвоздь. Однако мужчинам вакцинацию не проводили, хотя они, по-видимому, могут наступать на гвозди так же часто.

Из-за этой странности католическая внецерковная организация в Мексике заподозрила неладное и отдала вакцину на тестирование. Тесты обнаружили, что противостолбнячная вакцина, распространяемая МОЗ только среди женщин детородного возраста содержала человеческий естественный гормон Chorionic Gonadotrophin or CG, который, если его совместить с носителем столбнячного токсоида, стимулировал создание иммунной системой антитела, которые делали невозможной беременность (тело как бы начинало считать, что зародыш — чужеродное вторжение и его убивало). Разумеется, никому из женщин этого не сообщали.

Позже выяснилось, что фонд Рокфеллера совместно с Рокфеллеровским Советом по Народонаселению, Международным Банком и Национальным Институтом Здоровья США участвовали в 20-летней программе, начатой в 1972 году, по разработке тайной вакцины вызывающей аборты на основе носителя столбняка, для Международной Организации Здравоохранения ООН. Более того, правительство Норвегии, хозяин острова Хранилища Судного Дня, выделяли 41 миллион долларов для создания подобной вакцины.

Простое ли совпадение, что те же самые организации вовлечены в проект хранилища на Свалбарде? Профессор Францис Бойл (Francis Boyle), который в 1989 году участвовал в составлении анти-террористического акта по биооружию, Пентагон «сегодня готовится вести и выиграть биологическую войну» как вторую часть национальных стратегических направлений Буша, принятых, отмечает профессор «вне публичного знания о них и обсуждений» в 2002 году. Бойл добавляет, что только в 2001—2003 федеральное правительство США потратило 14.5 миллиардов на невоенные работы, связанные биологической войной, поразительная сумма.

По оценке биолога Rutgers University Ричард Ебрайт (Richard Ebright) более 300 научных институтов и примерно 12 000 человек сегодня в США имеют доступ к патогенам, подходящим для биовойны. Кроме того, было выдано 497 грантов от NIH для исследованией различных инфекционных заболеваний имеющих биовоенный потенциал. Разумеется, все это оправдывается «защитой против террористической атаки», как очень многое сегодня.

Большая часть долларов правительства США израсходованных на биовоенные проекты включают в себя генетическое конструирование. Профессор биологии MIT Джоната Кинг говорит, что «рост программ по биотеррору представляет значительную растущую опасности для нашего населения... Хотя такие программы всегда называются „защитными“, биооружие защитное переделывается в нападающее почти полностью»

Время покажет, окажется ли, не дай Бог, Хранилище Судного Дня на острове Свалбард построенное фондами Рокфеллера и Билла Гейтса, частью очередного «окончательного решения», запустившего уничтожение планеты Земля.

«Doomsday Seed Vault» in the Arctic
Bill Gates, Rockefeller and the GMO giants know something we don’t
by F. William Engdahl

Tags:

Эта статья была опубликована: Вторник, марта 16, 2010 в 9:41 в категории Здоровье. Вы можете читать любые ответы через RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

Оставьте ответ

Имя (*)
email (*)
вебсайт
Комментарий
Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha