Топкапы? (тур. Topkap? ) — главный дворец Османской империи до середины XIX века. Название Топкапы в переводе с турецкого означает дословно «пушечные ворота» (тур. top  — пушка, kap? — ворота, дверь). В турецких публикациях на русском часто также принято написание названия этого дворца как Топкапи.

Дворец расположен на мысе стрелки Босфора и Золотого Рога в историческом центре Стамбула в районе Султанахмет рядом с Собором Святой Софии. Площадь дворца более 700 тыс. кв. м., он окружён стеной длиной в 1400 м.

Дворец Топкапы. Баб-ус-селям (Врата приветствия, или Средние врата). XV-XVI в.

5 апреля 1453 г. турки начали осаду Константинополя, который был неприступной крепостью. Против колоссальной турецкой армии, состоявшей из примерно 160 тыс. человек, император Константин XI Драгаш смог выставить едва лишь 7,5 тыс. солдат, из которых по крайней мере треть составляли иностранцы; византийцы, враждебно относившиеся к церковной унии, заключённой их императором, не испытывали желания воевать.

Константи?н XI (XII) Палеоло?г (Дра?гаш или Дра?гас) (8 февраля 1405 — 29 мая 1453, Константинополь) — последний византийский император правивший в (1449—1453). Погиб во время захвата Константинополя турками.

Константин был сыном Мануила II, восьмым из десяти детей Мануила II и Елены Драгаш, дочери сербского князя Костантина Драгаша. По византийской традиции, позволявшей принимать фамилию по материнской линии, в случае если она достаточно престижна, Константин предпочитал называться фамилией матери — Драгаш. Большую часть детства он провёл в Константинополе, под наблюдением своих родителей. В период отлучки своего старшего брата в Италию Константин был правителем Константинополя с 1437 по 1439.

Несмотря на мощь турецкой артиллерии, первый приступ 18 апреля был отбит. Мехмеду II удалось провести свой флот в бухту Золотой Рог и таким образом поставить под угрозу другой участок укреплений. Несмотря на это, штурм 7 мая опять не удался. Однако в городском валу на подступах к воротам св. Романа была пробита брешь. В ночь с 28 мая на 29 мая 1453 началась последняя атака. Дважды турки были отбиты; тогда Мехмед II бросил на штурм янычар. В то же время генуэзец Джустиниани Лонго, бывший вместе с императором душой обороны, получил серьёзное ранение и оказался вынужден покинуть свой пост. Это дезорганизовало защиту, однако император продолжал доблестно сражаться. Часть вражеского войска, овладев подземным ходом из крепости — так называемой Ксилопортой напала на защитников с тыла. Сражение было проиграно и Константин Драгаш погиб в бою. Турки овладели городом, около 60 тыс. человек было взято в плен. Византийская империя пала.

30 мая 1453 года, в восемь часов утра, Мехмед II торжественно вступил в столицу и приказал переделать центральный собор города — собор Софии в мечеть.

В 1453 году, после завоевания турками Константинополя, османский султан Мехмед Завоеватель первоначально поселился в построенном для него дворце в районе нынешней стамбульской площади Баязид. От этого дворца ничего не сохранилось, однако гарем старого дворца с самого начала располагался в Топкапы. Этот старый гарем ныне известен как «Изразцовый павильон». После того как Мехмед Завоеватель приказал (в 1475—1478 гг.) соорудить на развалинах дворца византийских императоров новый дворец — дворец Топкапы, «Изразцовый павильон» оказался на периферии этого нового дворца, но, тем не менее, стал считаться самой старой его частью. При этом первые 50 лет существования Топкапы сохранялась ситуация, когда султанский дворец был фактически лишь рабочей резиденцией султанов, как это было и во время существования дворца Баязид. «Изразцовый киоск» с гаремом находился за пределами дворцового комплекса Топкапы. Только позднее Роксолана — украинская наложница, а затем жена султана Сулеймана I, добилась от него переноса гарема в султанский дворец Топкапы, чтобы быть ближе к султану. Строительство гарема Топкапы при Сулеймане I стало крупнейшей перестройкой дворца Топкапы с момента его основания Мехмедом Завоевателем.

В последующие века (до 1854 года) дворец Топкапы достраивался и обогащался. На протяжении около 400 лет дворец оставался главным дворцом Османской империи (в нём жили и правили 25 султанов). В 1854 султан Абдул-Меджид I переехал в новою резиденцию — Дворец Долмабахче. В 1923, с установлением республики, дворец Топкапы, как и другие дворцы, по приказу Мустафы Кемаля Ататюрка, был объявлен музеем.

Султан Мехмед II, считая себя преемником византийского императора, принял титул Кайзер и Рум (Цезарь Рима). Данный титул носили турецкие султаны до окончания Первой мировой войны.

Мехме?д II Завоева?тель (Фати?х), также известный как Мехмед эль-Фатих, Магомет Великий, Магомет Завоеватель (30 марта 1432 — 3 мая 1481) — османский султан в 1444—1446 и 1451—1481.

Мехмед II родился в Эдирне. Был четвёртым сыном Мурада II и наложницы Хюма Хатун. Фатих, жадный к знаниям, по усмотрению отца начал учиться в очень раннем возрасте. Но, несмотря на умственную развитость, был своевольным и непослушным, поэтому был отдан к жесткому учителю и воспитателю Молле Гюрани. В продолжении его образования и воспитания также приняли участие видные умы того времени, такие как Акшемседдин, Молла Еган, Челебизаде Темджидоглу и другие признанные авторитеты того времени.

Дворец Топкапы устроен по принципу четырех дворов (авлу), окруженных стеной и разделённых между собой. Главные ворота Ворота Повелителя или Баб-ы Хюмаюн (осман. Bab-? H?mayun) ведут в первый двор, в котором находились служебные и пособные помещения. За «Воротами Приветствия» или Баб-ус-селям (осман. Bab?'s-sel?m), во втором дворе, помещались канцелярия дивана и казна. Проходом в третий двор служат Ворота Блаженства или Баб-ус-саадет (осман. Bab?'s-saadet). Здесь располагались гарем и эндерун (внутренние покои). В различных палатах внутренних покоев размещалась школа Эндерун — центр подготовки управленческих кадров. В четвёртом дворе находятся павильоны Реван, Софа и Меджидие, башня Башлала, мечеть Софа, павильон для обрезаний, гардеробная и другие помещения.

В настоящее время дворец Топкапы является одним из известнейших музеев мира. Число экспонатов, выставленных для общего обозрения, достигает 65 000 единиц — это только десятая часть коллекции музея Топкапы.

«Topkap? Saray»

«Имперские ворота» — главный вход Топкапи. Здесь вид на Стамбул: виднеется мечеть Султанахмет, справа угадывается комплекс «Святой Софии»

«Topkap? Saray» — «Дворец Топкапи». В русском  произношении также «Топкапы», а в переводе дворец «Пушечные ворота».

Название дворцового комплекса произошло от того, что при въезде и выезде султана из дворца раздавался  почетный пушечный залп. В происхождении  названия сыграла свою роль и историческая  память о том, что и при византийцах приблизительно на этом месте также находились ворота.

С 1924 года дворец является музеем, а до этого служил несколько  столетий главной султанской резиденцией, но занимал в последние годы существования империи уже второстепенное место, т.к. у султанов появилась резиденция в европейском стиле – «Долмабахче».

В центре бывшей византийской столицы

Медуза Горгона из Еребатан Сарничи

Топкапи располагается на месте византийского акрополя, приблизительно там, где во времена  византийской империи располагался  императорский дворец. Однако от византийского дворца ничего не осталось.

Вообще от времен Византии  в центральной части  Старого Стамбула сохранилось очень немного.

Это, конечно, в первую очередь,  «Святая София» (от греческого слова  «?????» ( знание, мудрость). В турецком  — «Айя София») — главная церковь  византийских императоров, превращенная  затем в мечеть, а с наступлением эры Турецкой республики — в музей.

Также от времен Византии сохранился в центре города (неподалеку от «Святой Софии») подземный резервуар с водой  — «Еребатан Сарничи» (в буквальном переводе – «водохранилище храма») Интересно, что в его строительстве использовались камни более древних  языческих храмов, но ставили  эти камни с языческими символами вверх ногами, чтобы показать  торжество христиан над язычниками. (Знаменитые перевернутые камни с головой Медузы Горгоны). Подземный резервуар Еребатан Сарничи служил  источником воды на случай осады Константинополя. При османах водохранилище было заброшено и не использовалось.  От древней Византии   остались и несколько колонн на месте бывшего ипподрома, справа от построенного позднее чуда османской архитектуры  — мечети «Султанахмет».

И еще церковь Святой Ирины, которая умудрилась уцелеть  не просто внутри старого Стамбула, а после постройки султанского дворца оказалась внутри Топкапи.

Жизнь до Топкапи, или султан отдельно, гарем отдельно

Ворота в стамбульский университет в районе площади Баязид, на которой располагался самый первый дворец османских султанов в Стамбуле

Возвращаясь к теме султанского дворца, скажем, что первоначально  османские султаны поселились в несохранившемся до нашего времени  построенном для них дворце, расположенном на территории, которую ныне занимает Стамбульский университет в районе «Баязид»  (другое написание в русском – «Беязид») также в центральной части города.

(Кстати,  архитектура главных ворот стамбульского университета, построенных  пару столетий назад очень внушительна и вполне могла бы сойти за въезд во дворец, а  за одну из дворцовых башен могла бы сойти и башня Баязида, построенная  как первая в городе пожарная каланча. Эта  башня также расположена на территории городка нынешнего стамбульского университета).

Но теперь ничто не напоминает о существовании  дворца османских султанов в Стамбуле в районе Баязид. Хотя этот дворец просуществовал довольно долго. А когда султаны переехали в более просторный и соответствующий их статусу новопостроенный дворец Топкапи, то  гарем в Топкапи не переехал, а продолжал оставаться на его задворках в  «Изразцовом  дворце» или «Изразцовом киоске» — «Чинили кешк», сооруженном в 1472 году Мехмедом Завоевателем.  Гарем  размещался  там и раньше и в бытность старого дворца в районе площади Баязид, тогда в районе Топкапи здание гарема было единственным зданием, имевшим отношение к султанскому дворцу. Потом построили дворцовый комплекс Топкапи, а  гарем в   «Изразцовом  дворце» оказался, в свою очередь, единственным жилым султанским помещением в Топкапи за пределами дворцового комплекса. Первые несколько десятилетий Топкапи был, так сказать, только рабочим офисом султанов, а их жены  и наложницы жили отдельно, хотя и рядом, в «Чинили кешк». И это было нормой для османов.

Символы борьбы за эмансипацию

Вид на Топкапи с моря. Здесь за дворцом Топкапи также виднеется Святая София и мечеть Султанахмет

Роксолана, любимая наложница султана Сулеймана Великолепного  первой добилась переезда непосредственно во дворец Топкапи, чтобы быть постоянно рядом с султаном. Именно  сооружение комплекса гарема во втором и третьем дворах Топкапи в XVI веке стало наиболее значительным изменением в планировке этого дворцового сооружения с момента первоначальной постройки. В итоге, постепенно весь гарем переехал в этот новый дворец, а в старый стали ссылать  жен и наложниц умерших султанов.

Бывшее здание старого гарема - Изразцовый дворец — киоск «Чинили кешк», и ныне находится на задворках дворцового комплекса Топкапи (его первого двора). Сейчас это самая старая османская постройка на территории Топкапи. Ведь она, как говорилось выше, была построена еще до сооружения самого дворца Топкапи. Ныне в ней размещается музей керамической плитки — изразцов и киоск-дворец является частью Археологического музея. «Чинили кешк» был украшен голубыми и зелеными изразцовыми плитками, отсюда и его название, и  поэтому он был выбран под музей изразцов. Хотя  этот киоск-дворец можно было бы сделать музеем-символом борьбы за эмансипацию,  своеобразным символом которой является теперь и Роксолана. Но туристы редко интересуются старым гаремом в Изразцовом киоске. Разве что изразцами.

(Возвращаясь к истории с Роксоланой, укажем в скобках, что  Роксолана во многом была первой. Она стала самой влиятельной среди наложниц турецких султанов. Ей удалось добиться, чтобы султан Сулейман женился на ней (чего османские султаны не делали с раннего периода династии, обходясь наложницами и вообще не вступая в браки), а также оставался верен ей до самой ее смерти. По одной из версий, Роксолана была украинкой. В некоторых источниках ее называют русской.  В наши дни  ее могила («тюрбе») является одной  из самых посещаемых достопримечательностей  современного Стамбула. Ее тюрбе расположена на территории, построенной  по заказу Сулеймана мечети «Сулеймания» и по соседству с тюрбе самого султана Сулеймана. Тюрбе венчает большой тюрбан, почти такой же, как и на тюрбе ее мужа-султана, в знак того, что Роксолана была султаншей.

Башня «Адалет» — символ дворца

Вид на Топкапи с моря. Видна башня Правосудия и длинный ряд труб над дворцовыми кухнями

В новом дворце гарем, конечно, занимал  важное место, но  самым заметным  из города (помимо главных ворот со стенами) архитектурным элементом дворцового комплекса стала башня над  зданием дивана – совета – башня «Адалет» (букв. правосудия или законности).

Ее очень хорошо было видно со стороны моря, тогда она доминирует на всем комплексом, но в самом дворцовом комплексе она просматривается, в основном, когда находишься возле нее во втором дворе Топкапи.  Башня выполняла и сторожевые функции, будучи главной смотровой площадкой дворца. Во время заседаний дивана визуальный контроль с башни прилегающей территории также исключал возможность шпионажа.

Совещания дивана, или султан за решеткой

В приземистом, но с изысканной отделкой,  здании дивана с упомянутой высокой башней над ним проходили  регулярные  совещания  министров султана, и визирь принимал посетителей. При этом если  встреча не являлась торжественной, и султану было не по чину лично принимать гостей, то у него сохранялась возможность  услышать всю беседу с помощью небольшого окошка с мелкой решеткой, находясь в смежном помещении. Окошко было проделано  в стене прямо над местом великого визиря.

Говорят, что впервые практика такого опосредованного участия султана в делах дивана  возникла, когда во время  заседания совета  проник посетитель и стал  пытаться  что-то  просить у султана, перейдя границы почтительности. Правда неизвестно когда и где это было. В помещении  дивана в Топкапи любой желающий может увидеть это окошко до сих пор.

Кстати, само слово «диван» пришло к османам от персов и арабов и в персидском оно означает «записывать». В канцеляриях по всему Востоку  стояли низкие приземистые длинные диваны, на которых располагались писцы. (Также диван означает собрание каких-либо документов, например, стихов одного поэта). Длинные диваны в помещении дивана  неплохо сохранились и в Топкапы. Само помещение дивана в Топкапи состоит из двух смежных комнат — комнаты визиря и  помещения для составления протокола. Что касается распорядка заседания дивана, то укажем, что они проходили в Топкапи четыре раза в неделю — с воскресенья по вторник.

Привязка к местности

Территория вокруг Топкапи. На переднем плане – мечеть Султанахмет, затем виднеется красноватая Святая София и за ней дворец Топкапи с его башней Правосудия над диваном. Видна также железная дорога, опоясывающая Топкапи со стороны моря


Дворец Топкапи начал строиться спустя 20 лет после завоевания османами Константинополя (Завоевание произошло в 1453 году).

Его строительство было завершено в 1479 году, но и после во дворце проводились различные реконструкции и небольшие строительства. В годы расцвета Топкапи здесь проживало от 4000 до 5000 человек.

Теперь самое время рассказать об общей структуре дворцового комплекса. Он представляет собой вытянутый прямоугольник, с двух сторон он окруженный морем.

По всему периметру дворец опоясывает стена, по-турецки называемая «Сур-и Султани». Внутри дворцовый комплекс строго иерархически разделен на т.н. «дворы» — «авлу».  Существует внешний и внутренний периметр  дворца. Во внутренний периметр, окруженный непрерывной стеной, входят  второй, третий и четвертый  дворы. Внутри периметра эти дворы также  разделены стенами с воротами. Внешний периметр включает в себя и первый двор. Первый двор с трех сторон также окружен довольно высокой стеной с башнями. Со стороны Босфора ограждение первого двора  более   низкое и частично разрушено. В то время как во внутреннем периметре  все стены ограждения сохранились в неприкосновенности с султанских времен.

Тот же ракурс, но более крупный план. Топкапи позади розового здания Святой Софии и на фоне нового Стамбула, который виден за проливом

Кроме повреждений у стены первого двора, Топкапи сохранился неплохо, но за исключением потери нескольких своих  приморских павильонов  для отдыха, раньше расположенных снаружи от стен на берегу  пролива «Золотой рог» и основного Босфорского пролива. Это произошло, в том числе, и из-за строительства железной дороги от вокзала «Сиркеджи». Эта  железнодорожная линия теперь как бы опоясывает  Топкапи со стороны моря, проходя чуть ниже этого расположенного на возвышенности дворцового комплекса и его стен. (Железная дорога от Сиркеджи  была первой в Стамбуле и по ней прибывал на  этот вокзал  знаменитый  «Восточный экспресс», курсирующий между Османской империей и Европой и, в частности,  до владений Австро-Венгерской империи. Сейчас вокзал используется для пригородного сообщения. С него отправляется также поезд до греческих Салоник).

В тени «Святой Софии»

Главными воротами в  дворцовый комплекс  Топкапи являются  массивные «Bab-i Humayum»  («Имперские или Высочайшие ворота»). Это самые старые ворота дворцового комплекса. Первоначально, кроме двух башен над воротами имелся также несохранившийся павильон. На воротах изображена круглая  печать Мехмеда II  с его именем,  написанным по-арабски. (Ворота были построены в период правления этого султана). Также на воротах разместились две боковые  стелы с памятными надписями. На первой — дата постройки- -1478 год. На другой стеле указывается, что сооружение было отреставрировано султаном Абдулазизом в 1867 г. Эти главные ворота дворцового комплекса Топкапи  со своей внешней стороны смотрят прямо  на  тыльную часть комплекса Святой Софии. В те времена, когда Святая София  была превращена в мечеть, султан переходил из своего дворцового комплекса на молитву в эту  церковь-мечеть через ворота позади Айя Софии, которые были специально возведены  для этих случаев. Эти ворота  расположены прямо  напротив Bab-i Humayum.

Задние ворота «Святой Софии». Здесь изображение со старинного рисунка, но ворота существуют и сейчас в таком же виде. Во времена, когда христианский храм  «Святой Софии» был превращен в мечеть, через эти ворота в  «Софию» попадал султан и высшие сановники. Они выходили из главных ворот Топкапи «Bab-i Humayum»  («Имперские или Высочайшие ворота») и, перейдя через улицу, попадали  в храм.

Здесь на картине «Имперских ворот» не видно, но видна стена Топкапи справа. Она застроена домами. А проулок между стеной Топкапи и стеной, ограждающей «Святую Софию», который также изображен здесь, упирается в улицу, где была расположена резиденция визиря и ворота «Высокой Порты» (на следующем  изображении).  А это изображение с воспроизведенным старинным рисунком с qsl –карточки радио «Голос Турции», которую станция, в т.ч. ее русская программа, рассылала в знак подтверждения приема и дружеских чувств своим слушателям по всему миру несколько последних лет.

Кстати, на заднем дворе Айя Софии до сих пор расположена небольшая мечеть, несмотря на то, что весь комплекс  Святой Софии, как постоянно объявляется, — это музей и работает исключительно для туристов и исследователей.

Символ правительства, или визирь по-соседству

Ворота «Высокой Порты». На иллюстрации видны ворота бывшего особняка великого визиря. От этих ворот Османская империя получила название «Высокая порта». Справа — стена дворцового комплекса Топкапи


Прежде чем вернуться  во дворец,  упомянем также  еще об одном достопримечательном месте, расположенном неподалеку  от входа в главные ворота Топкапи. Это резиденция великих визирей. В особняк с садом, который и сейчас  используется каким-то турецким  госучреждением, ведут небольшие ворота. Именно из-за наличия этих ворот «Bab-? ?l?», ведущих во двор здания, где визирь часто принимал иностранных послов,  Османская империя также называлась в Европе «Высокой портой»  (от  фр. «porte»,  или  итал. «porta»  — дверь, врата). Великий визирь мог добраться из своего особняка до Топкапи на аудиенцию к султану  или на заседание дивана приблизительно  за  10-15 минут.

Жизнь в четыре двора

Официальная карта Топкапи (Топкапы)

Дворец состоит из четырех дворов с размещенными на них различными постройками. Все это окружено стенами.

На схеме цифрами 1,9,19,28 обозначены соответственно первый, второй, третий и четвертый дворы. Эти дворы от первого к четвертому были последовательно все менее публичными. Если на первом дворе размещалась прислуга и янычары, то на втором проходили официальные церемонии. На третьем и четвертом дворах протекала  частная жизнь султанов и его семьи, а также проводились менее парадные государственные мероприятия. Например, приватные переговоры. Внутри общей стены, окружающей комплекс Топкапи, дворы также разделялись стенами с воротами.

Цифрами 2,8,18 обозначены соответственно Имперские ворота, Ворота приветствия  и  Ворота счастья.На схеме обозначены различные постройки дворцового комплекса. Цифрой 3 обозначена бывшая Церковь Св. Ирины; 5 — Археологический музей; 12 — Здание Дивана,13 — башня Правосудия, 14 — вход в гарем,15 — комплекс гарема; 17 — кухни; 20 — зал аудиенций — Арз Одаси; 31 — Багдадский павильон.

Первый двор Топкапи — это, в общем, не сам дворец, а, так сказать, крыльцо к нему. Несмотря ни то, что он  расположен уже изнутри за главными воротами. В султанские времена на первом дворе располагались хлебопекарни дворца и государственное казначейство, монетный двор и штаб-квартира янычар. Сейчас здесь располагается, в том числе, и  автостоянка.

И здесь же  уцелел, и существовал все османские времена, единственный  осколок Византии — уже упоминавшаяся церковь Святой Ирины. Это, наверное, единственная из закрытых османами церквей, так и не превращенная в мечеть. (Надо отметить, что существуют христианские церкви, которые благополучно пережили османское завоевание и не прекращали служб. Но если османские власти закрывали церковь, то обычно превращали ее в мечеть). Церковь Святой Ирины  при османах служила многие столетия оружейными складами. В ранний период существования Византии, до освящения храма  Святой Софии, церковь Святой Ирины была главной церковью константинопольских патриархов. В ней проходил первый вселенский Константинопольский собор в 381 году.

Второй двор дворца, отделенный от первого  стеной и   массивными воротами с двумя башнями – «Воротами приветствия» – «Bab-us Selam», служил, в отличие от третьего и четвертого дворов, главным образом, государственным и вспомогательным функциям. «Bab-us Selam»  были переходом во внутреннюю часть дворца, и лишь один султан мог проезжать их верхом  на коне, все другие лица, посещающие Топкапи, спешивались.  От «Ворот приветствия»  между парковых насаждений третьего двора расходится шесть дорог. Первые две дорожки ведут к дворцовым кухням, третья ведет к следующим из ворот — «Воротам счастья», четвертая — к дивану, пятая — к гарему, шестая — конюшням султана.

В султанские времена среди деревьев и кустарников второго двора расхаживали не только ожидавшие приема  важные персоны, но и лани, козы и павлины, которые жили здесь. Иностранцы обычно удивлялись тишине в этом дворе, несмотря на тот факт, что в некоторых придворных церемониях  здесь участвовало до 10000 человек.

Здесь же во втором дворе располагается башня Законности и помещения дивана, о чем мы уже рассказывали. А в тени «Ворот счастья» — «Bab-i Saadet», которые вели в  третий двор,  султан иногда разбирал  государственные дела и принимал некоторых посетителей. Перед этими воротами происходила церемония вступления на престол  нового султана, принятия подношений по случаю  религиозных праздников, объявления о даровании званий.

Также во втором дворе находится выставка султанских карет. Многие из этих экипажей подарены султанскому двору европейцами.

И, конечно же,  второй двор знаменит  своих огромным помещением — целым городком, отделенным от основной части площади промежуточными строениями, городком с  несколькими десятками куполообразных труб, сразу бросающимися в глаза — султанскими  кухнями.  Сейчас в помещениях кухонь выставлена разнообразная утварь, включая огромные котлы. В султанских кухнях одновременно работало 800-1000 поваров. Ежегодно сюда доставляли 30000 цыплят, 23000 баранов, 14000 телят. Над конструкцией здания работал знаменитый турецкий архитектор Синан. Очень впечатляют куполообразные потолки с отверстиями для вытяжки в этих кухонных помещениях. Купольный потолок — это очень по-османски, а точнее потолок, состоящий из нескольких маленьких куполов, образующих общее пространство.

В помещениях кухонь ныне также выставлен китайский и японский фарфор турецких  султанов. Представленная в Топкапи коллекция восточного фарфора, как утверждают турецкие авторы, третья по величине — после пекинской и дрезденской — из всех дворцовых собраний мира. Она насчитывает 10700 предметов. Огромные сервизы, которыми султаны очень гордились. Кроме восточного фарфора есть и фарфор из Европы, включая С-Петербург.

Часть кухни занимала султанская кондитерская с говорящим названием «халванаме».

Во втором дворе располагается вход и в султанский гарем. На стене у входа как в обычном учреждении весит  лаконичная прямоугольная вывеска с одним  словом крупным шрифтом — «Harem» (Происходит от  арабского «харам» — «запрещённый»). Турки называют гарем «darussade» — «дом счастья».

Гарем включал покои султана «Селямлык» (мужская половина), и его приемные. Все это занимало 300 комнат. Также в гареме располагались покои матери султана – «валиде султан», султанских жен и наложниц, помещения черных евнухов. (Черные евнухи охотнее брались в гарем, чем их белые собратья. Считалось, что чернокожие евнухи  лучше  защищают честь султанских жен и наложниц, т.к. невероятным образом рожденных от них черных детей будет невозможно выдать за султанских. Также считалось, что негритята, захваченные  главным образом в Судане, лучше белых переносили кастрацию и меньше болели после нее). Возглавлял гарем черный евнух и глава черных евнухов, который считался четвертым (если не считать султана) должностным лицом в Османской империи-после султана, матери-султанши, великого визиря и верховного священнослужителя – «шейх-уль ислам». Рабыни — «джарийе», попадавшие в гарем, могли никогда так и не увидеть султана. Но они могли стать его наложницами, если понравились. Тогда  они назывались – «ikbal». Некоторые наложницы могли стать законными женами султана – «Kadin Efendi». Жена султана, родившая ему первого сына считалась первой и главной женой. Любимая жена носила титул «Haseki».

Двумя малоизвестными фактами о гаремной жизни является то, что на позднем этапе существования Османской империи родители сами отдавали дочерей в гарем в надежде на  их продвижение по социальной лестнице. Также в гареме существовала традиция брать на воспитание девочек-сирот (иногда до 400 человек), а затем,  когда они вырастали, обеспечивать им счастливое и выгодное замужество.

Холодная пора — зимняя тоска

Попадая в  помещение гарема, этот лабиринт крытых помещений, коридоров, малых  открытых  участков, сразу ощущаешь себя как в тюрьме. На входе расположено помещение  для белых евнухов — охранников. Запоминаются  небольшие  зарешеченные окна по всему гарему, откуда жившие здесь могли видеть  Босфор и  очертания большого Стамбула на горизонте. Также тяжелое впечатление оставляют внутренние дворы гарема для прогулок — открытые четырехугольные пространства, огороженные огромными стенами, как в тюрьме. Естественно, при султанах  и гарем и внутренние дворики не выглядели  так запущено как теперь, однако неудивительно, что как только  османская империя открылась миру, султаны предпочли построить себе дворец в европейском стиле и переехать туда.   (1842 год. Переезд  султана Абдульмеджида I в белоснежный с желтизной, похожий  на резную шкатулку,  дворец Долмабахче (построен на месте  небольшого засыпанного залива  на Босфоре. От этой особенности строения происходит  и название – буквально «засыпанный (наполненный) сад»). И, как мне кажется, в желании переехать играла роль не только дань моде, но стремление достичь большего удобства. Маленькие  и, в основном смежные комнатки гарема с низкими потолками, практически без мебели в европейском понимании, тут же рядом помещения для принятия ванны — все похоже на помещения общежития. Длинные узкие коридоры, маленькие оконца и высокие стены — все больше похоже на тюрьму. Конечно, особо гнетущие впечатление производит т.н. клетка — покои, где под стражей содержались братья и племянники  правящего султана, представляющие угрозу его правлению как возможные наследники. И еще.  В зимнее время обитатели гарема, видимо, мерзли. По крайней мере в декабре, когда я был в Топкапи, от гарема  не веяло уютом и повсюду  переносные жаровни, жаровни… Для обогрева. Сейчас они не используются, но ими обычно пользовались обитатели дворца. Ведь и тогда и сейчас зимой  в городе бывает довольно слякотно и прохладно. И тогда  с любовью вспоминаешь центральное отопление, которого в Стамбуле в российском понимании нет.

Позади «Ворот счастья» — «Bab-i Saadet» расположен «Arz Odasi» — приемная или зал аудиенций султана. Журчащий фонтан рядом своим шумом не позволял подслушать переговоры.

Использованы материалы

ru.wikipedia.org

portalostranah.ru

Tags: ,

Эта статья была опубликована: Четверг, июня 24, 2010 в 18:01 в категории Замки. Вы можете читать любые ответы через RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

One Response for "Султанский дворец Топкапи (Топкапы) в Стамбуле"

Babaevaskaya

Я впечатлен! Реально информативный сайт j-times.ru , просто хотел покомментить и поддержать качество работы.

Ваш комментарий

Имя (*)
email (*)
вебсайт
Комментарий
Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha