Хиросима и Нагасаки на карте Японии

6 августа 2011 года исполняется 66 лет первому в истории человечества применению ядерного оружия в боевых целях.

6 августа 1945 года вооруженные силы США бомбардировали японский город Хиросиму, а 9 августа 1945 года повторили то же самое и с другим мирным японским городом – Нагасаки. Официальная причина бомбардировок — ускорить капитуляцию Японии. По официальным данным, от атомного взрыва и его последствий в Хиросиме погибли 140 тысяч человек, в Нагасаки — 74 тысячи. Подавляющее большинство из них были мирными жителями.

Роль атомных бомбардировок в капитуляции Японии и этическая оправданность самих бомбардировок вызывают сомнение. Но совесть большинства преступников, совершивших самое массовое убийство ни в чем не повинного мирного населения, до самой смерти была «чиста» и спокойна. Прошло 66 лет со дня величайшего злодеяния на Земле. Всем известны заказчики преступления, известны все исполнители, но не один из них не понес даже малейшего наказания. Пока покрываются преступники никто не гарантирует, что на месте Хиросимы и Нагасаки не окажется твой город и тысячи беззащитных людей будут заживо сгорать в угоду амбиций зарвавшихся чиновников.

Это не должно повториться!

В память о безвинных жертвах американских военных преступников эта хронология величайшего преступления всех времен и народов.

Июнь 1944 г. — американцами был захвачен о. Сайпан (Маршалловы острова), расположенный в 2500 км. от Токио. Сразу же приступили к постройке на острове аэродрома. После его постройки  начались планомерные бомбардировки Японии (первый налет совершен 24 ноября).

Лето 1944 г. — генерал Гровс начал подготовку к боевому применению атомной бомбы. Был разработан план «Серебряное блюдо» в соответствии, с которым началось формирование специальной авиачасти. На авиазаводе в штате Небраска строились 15 бомбардировщиков В-29 с бомбовыми отсеками  пригодными для размещения новой бомбы.

Для максимального облегчения с самолета были сняты броня и вооружение (кроме кормовых пулеметов). Максимальная высота полета самолета составляла 12000м, что делало его недосягаемым для японских самолетов.

Командиром полка, получившим  наименование 509-й сводный, был назначен опытный летчик подполковник Тиббетс. Он участвовал в первых налетах на Германию, был личным пилотом Эйзенхауэра, а потом летчиком испытателем бомбардировщиков В-29. Тиббетс лично занимался  подбором пилотов.

Сентябрь 1944 года — президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в Хайд-Парке заключили договорённость, согласно которой предусматривалась вероятность использования атомного оружия против Японии.

Осень 1944 г. — личный состав специальной авиачасти собрался на аэродроме Уэндовер штата Юта и приступил к учебным полетам на новых машинах.

30 декабря 1944 г. — была определена дата готовности атомной бомбы – 1 августа 1945г.

Начало 1945 г. — 509-й полк был переброшен на Кубу для отработки длительных полетов над морем.

9 марта 1945 г. — более 300 бомбардировщиков В-29 совершили первый ночной налет, когда бомбардировка производилась с небольшой высоты с использованием зажигательных бомб. 16 кв.км. территории Токио были превращены в сплошное пепелище, погибло почти 100 тыс. человек 130 тыс. было ранено.

11 марта 1945 г. — бомбардировке подверглась Агойя.

13 марта 1945 г. – бомбардировали Осаку.

17 марта 1945 г. – бомбардировка Кобе.

13 апреля 1945 г. — умер Рузвельт. Президентом стал Трумен.

25 апреля 1945 г. — начальник Манхеттенского проекта генерал Гровс  впервые проинформировал нового президента о работах над новым оружием сообщив, что к августу 1945г. должны быть готовы 3 бомбы (две плутониевые и одна урановая).

8 мая 1945 г. — первые подразделения 509-го сводного авиаполка прибыли на о. Тиниан (Марианские о-ва). Чтобы не привлекать лишнего внимания к этой воинской части была организована утечка информации о том, что полк занимается испытаниями новых крупных бомб весом почти 5 т. (с 2,5т. взрывчатки) названных «тыквами». Что, в общем-то, соответствовало действительности, не участвуя в массовых бомбежках самолеты Тиббетса совершали одиночные вылеты, тренируясь в бомбометании над территорией Японии фугасных бомбу по весу и габариту соответствующих атомной бомбе.

Тем временем налеты американских «сверхкрепостей» превращали в руины один японский город за другим. Генерал Гровс забеспокоился останутся ли к концу лета в Японии неповрежденные города на которых можно было бы оценить масштаб и характер разрушений от атомного взрыва.

10 мая 1945 г. – по инициативе генерала Гровса в Лос-Аламосе на второе заседание комитета по выбору целей для атомной бомбардировки было рекомендовано в качестве целей для применения атомного оружия города Киото, Хиросима, Иокогама и Кокура.

По рекомендации комитета руководство ВВС приказало исключить из графика бомбардировок четыре японских города – Хиросима, Нагасаки, Ниигата, Кокура.

Использование оружия против чисто военной цели было отвергнуто из-за возможности промаха на небольшой площади, не окружённой обширной городской зоной.

Большое значение при выборе цели придавалось психологическим факторам, таким как:

  1. достижение максимального психологического эффекта против Японии,
  2. первое использование оружия должно быть достаточно значительным для международного признания его важности.

Комитет указал, что в пользу выбора Киото говорило то, что его население имело более высокий уровень образования и, таким образом, лучше было способно оценить значение оружия. Хиросима же имела такой размер и расположение что, с учётом фокусирующего эффекта от окружающих его холмов, большая часть города могла быть разрушена.

Министр обороны США Генри Стимсон вычеркнул Киото из списка вследствие культурного значения города. По словам профессора Эдвина О. Райшауэра, Стимсон «знал и ценил Киото со времён проведённого там несколько десятилетий назад медового месяца.»

31 мая 1945 г. — в Пентагоне собрался так называемый комитет «С-1» или Временный комитет по проблемам атомного оружия. Комитет пришел к решению рекомендовать применение атомной бомбы без предварительного уведомления противника.

Лето 1945 г. — Соединённые Штаты Америки при поддержке Великобритании и Канады в рамках Манхэттенского проекта завершили подготовительные работы по созданию первых действующих образцов ядерного оружия.

Апрель-июнь 1945 г. — в ходе операции по захвату японского острова Окинава погибло более 12 тыс. американских солдат, 39 тыс. было ранено (потери японцев составили от 93 до 110 тыс. солдат и свыше 100 тыс. человек гражданского населения). Ожидалось, что вторжение в саму Японию приведёт к потерям, во много раз превышающим окинавские.

7 июля 1945 г. — президент  Трумен, отправляясь на конференцию в Потсдам, прежде чем поднятся на борт крейсера «Огаста» подписал несколько документов, предназначенных для опубликования в его отсутствие. Одной из таких бумаг с пометкой «начало августа» был текст заявления «О бомбе нового типа, сброшенной на Японию».

16 июля 1945 г. — на северо-западе штата Нью-Мексико в Долине Смерти возле отдаленной авиабазы Аламогордо была испытана первая атомная бомба («Тринити» с зарядом из плутония-239). Мощность взрыва составила 20000т. тротила. После взрыва генерал Гровс отправил две телеграммы. Одна Трумену в Подсдам, другая на военно-морскую базу в Сан–Франциско. В тот же день с военно-морской базы в Сан-Франциско вышел крейсер «Индианаполис» который должен был доставить на о. Тиниан двух пассажиров с секретным грузом. Это был свинцовый цилиндр с Ураном-235. Вечером 16 июля Трумену передали расшифрованную депешу. «Операция сделана сегодня утром. Диагноз еще не полный, но результаты представляются удовлетворительными и уже превосходят ожидания. Доктор Гровс доволен». Тем временем подготовка экипажей 509-го авиаполка находилась на завершающем этапе.

22 июля 1945 г. — экипаж «Грейт артист» майора Суини сбросил на город Кобе фугасную «тыкву».

23 июля 1945 г. — (за четыре дня до опубликования Потсдамской декларации) из Вашингтона в Потсдам был передан на утверждение президента проект приказа командующему стратегической авиацией генералу Спаатсу составленный Гровсом: «После 3 августа, как только погодные условия позволят совершить визуальную бомбардировку, 509-му сводному авиаполку 20-й воздушной  армии надлежит сбросить первую спецбомбу на одну из следующих целей: Хиросима, Кокура, Ниигата, Нагасаки.»

24 июля 1945 г. — из Потсдама пришла шифрограмма: «Директива Гровса утверждена президентом».

Во время Потсдамской конференции Президент США Гарри Трумен сообщил Сталину, что у США появилось новое оружие невиданной разрушительной силы. Трумен не уточнил, что он имел в виду именно атомное оружие. Согласно мемуарам Трумена, Сталин не проявил особого интереса, заметив только, что он рад и надеется, что США смогут эффективно использовать его против японцев. Черчилль, внимательно наблюдавший за реакцией Сталина, остался при мнении, что Сталин не понял истинного смысла слов Трумена и не обратил на него внимания. В то же время, согласно мемуарам Жукова, Сталин великолепно всё понял, но не подал вида, и в разговоре с Молотовым после встречи отметил, что «Надо будет переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы». После рассекречивания операции американских спецслужб «Венона», стало известно, что советские агенты уже давно сообщали о разработке ядерного оружия. По некоторым сообщениям, агент Теодор Холл за несколько дней до Потсдамской конференции сообщил даже запланированную дату первого ядерного испытания. Это может объяснить, почему Сталин спокойно воспринял сообщение Трумена. Холл работал на советскую разведку уже с 1944 года.

26 июля 1945 г. — правительства США, Великобритании и Китая подписали Потсдамскую декларацию, в которой было изложено требование безоговорочной капитуляции Японии. Атомная бомба в декларации упомянута не была.

27 июля 1945 г. — текст Потсдамской декларации был передан по радио на японском языке.

28 июля 1945 г. — премьер-министр Кантаро Судзуки заявил на пресс-конференции, что Потсдамская декларация — не более чем старые доводы Каирской декларации в новой обёртке, и потребовал от правительства проигнорировать её.

В тот же день крейсер «Индианаполис» доставил на о. Тиниан заряд для первой атомной бомбы. Через четыре дня после этого крейсер был торпедирован японской подводной лодкой и затонул. Таким образом, Японцы опоздали всего на несколько дней.

28 июля начальник Объединённого комитета начальников штабов Джордж Маршалл подписал приказ на боевое применение ядерного оружия. Этот приказ, разработанный руководителем Манхэттенского проекта генерал-майором Лесли Гровсом, предписывал нанести ядерный удар «в любой день после третьего августа так скоро, как только позволят погодные условия».

28 июля и 2 августа на Тиниан самолётами были привезены компоненты атомной бомбы «Толстяк».

29 июля 1945 г. — на Тиниан прибыл командующий стратегической авиацией США генерал Карл Спаатс, доставив на остров приказ Маршалла.

31 июля 1945 г. — заместитель Гровса генерал Ферелл рапортовал с острова Тиниан о готовности бомбы самолетов и экипажей. Первый вылет планировался 2-3 августа но погодные условия не позволили.

Император Хирохито, ждавший советского ответа на уклончивые дипломатические ходы японцев, не изменил решение правительства. 31 июля в разговоре с Коити Кидо он дал понять, что императорская власть должна быть защищена любой ценой.

5 августа 1945 г. — в штаб 509-го авиаполка были вызваны 6 членов экипажа бомбардировщика с бортовым № 82: командир Льюис, бортинженер Дазенбери, бортмеханик Шумард, радист Нелсон, радиометрист Стриборик, стрелок Кейрон. Полковник Тиббетс поставил задачу – сбросить на один из городов Японии бомбу нового типа.

Ввиду важности задачи самолет будет вести сам Тиббетс, Льюис будет вторым пилотом, старший штурман полка Кирк и старший бомбардир Ферреби заменят штатных членов экипажа. Три дополнительных члена экипажа Парсонс, Джеппсон, Кисер будут заниматься бомбой. В операции будет участвовать 7 самолетов. Три разведчика погоды полетят впереди «Стрейт Флаш» (пилот Изерли) курсом на Хиросиму, «Фулл-хайз» (Тэйлор) на Нагасаки, «Джебитт III» (Вильсон) на Кокуру. По их докладам будет принято решение, на какой из городов упадет первая бомба. Два самолета будут лететь рядом чтобы сбросить над целью контейнеры с аппаратурой и сфотографировать результаты. Седьмой самолет – резервный будет дежурить на острове Иводзима. Тремя самолётами ударной группы были: Enola Gay (Энола Гэй названный Тиббетсом в честь матери), The Great Artiste (нёсший измерительные приборы) майора Суини и тогда безымянный B-29 капитана Марквардта, позже названный Necessary Evil («необходимое зло»), нёсший фотоаппаратуру.

6 августа 1945 года — бомбардировка Хиросимы

Флаг Хиросимы


Пол Тиббетс к преступлению готов, утро 6 августа 1945 года.


2 часа 45 минут 6 августа 1945 г. — «Энола Гэй» начала разбег. Американский бомбардировщик B-29 под командованием командира 509-го смешанного авиационного полка полковника Пола Тиббетса, нёсший на борту атомную бомбу, взлетел с острова Тиниан, находившегося примерно в 6 часах лета от Хиросимы. Самолёт Тиббетса («Энола Гей») летел в составе соединения, включавшего шесть других самолётов: запасной самолёт («Топ Сикрет»), два контролёра и три разведчика («Джебит III», «Фулл Хаус» и «Стрэйт Флэш»). Командиры самолётов-разведчиков, посланные к Нагасаки и Кокуре, сообщили о значительной облачности над этими городами. Пилот третьего самолёта-разведчика выяснил, что небо над Хиросимой чистое, и послал сигнал «Бомбите первую цель».

Капитан флота У. Парсонс поставил детонаторы спустя немного времени после взлёта, а лейтенант М. Джепсон убрал предохранители за тридцать минут до того, как самолёт достиг цели. Атомная бомба была приведена в боевую готовность в полете, потому что боялись погрузить атомную бомбу в боевом снаряжении в самолет до его вылета. А вдруг на самой уязвимой для авиации минуте — взлете — что-нибудь произойдет, и бомба взорвется над своей авиабазой? Экипаж ничего этого не знал. Не знали летчики и того, что в кармане их командира лежали 12 капсул с цианистым калием, которые экипаж должен был принять в случае «непредвиденных обстоятельств». Только в 3 часа ночи, когда до сброса бомбы оставалось около 5 часов, Тиббетс передал по селекторной связи экипажу: «У нас на борту первая в мире атомная бомба». Многие из летчиков вообще впервые услышали слово «атомная». Они знали только, что выполняют «специальное боевое задание №13».

Корпус атомной бомбы, находящейся в бомболюке «Энолы Гей», был покрыт множеством как шутливых, так и серьезных лозунгов. Среди них была надпись «от парней с «Индианаполиса»…

4 час. 52 мин. 6 августа 1945 г. — «Энола Гей»,  «Грейт артист» бомбардировщик № 91 Маркворда встретились над о. Иводзима. Тиббетс возглавил группу, а два других самолёта, чуть отстав, летели по обе стороны от «Энолы Гей» на расстоянии нескольких сотен метров, образуя как бы большую букву V.

Тремя самолётами, наносящими удар, были: Enola Gay (Энола Гэй) (главный самолёт), The Great Artiste (нёсший измерительные приборы) и тогда безымянный B-29, позже названный Necessary Evil («необходимое зло»), нёсший фотоаппаратуру.

7 час. 09 мин. 6 августа 1945 г. — над Хиросимой появился самолет «Стрейт Флэш» майора Изерли. В сплошном покрывале облаков как раз над Хиросимой оказался просвет диаметром в 20 км. и это решило ее участь.

8 час.14 мин. 6 августа 1945 г. — раскрылись створки бомбоотсека и первая атомная бомба – урановый «Малыш» — ушла на цель с высоты свыше 9 км. Взрыватель был установлен на высоту 600 метров над поверхностью; взрыв, эквивалентом от 13 до 18 килотонн тротила, произошёл через 43 секунды после сброса.

Когда облегченный на 5 тонн В-29 прыгнул вверх, Тиббетс заложил его в крутой, на 150 градусов, правый вираж. Все надели темные очки.

Досчитав до 35, полковник не выдержал:

— Ну как там, Боб, видно что-нибудь? — поинтересовался он по селектору у пулеметчика Кейрона.

— Никак нет, сэр.

Но в этот миг ослепительное сияние ворвалось в кабину, и Кейрон увидел чудовищную шарообразную массу воздуха, взметнувшуюся вверх, к самолету.

«Как будто кольцо оторвалось от какой-то планеты и ринулось на нас», — вспомнит он позднее.

Бомбардировщик подбросило. Потом отраженная волна ударила второй раз.

Пока Хиросима исчезала в пелене дыма и гари, Кейрон диктовал на магнитную ленту:

— Столб дыма… Поднимается быстро! У него огненно-красная оболочка! Повсюду пожары, распространяются пожары… очень много пожаров — не сосчитать. Вот она, форма, в виде гриба, о которой предупреждал капитан Парсонс!..»

Полковник Тиббетс четко проговорил в шлемофон: «Цель визуально накрыта бомбовым ударом с хорошими результатами». Это сообщение было послано генералу Т. Фаррелу, заместителю начальника «Манхэттенского проекта» (так назывался проект разработки американской атомной бомбы). Второй пилот «Энолы Гей», Льюис, быстро нацарапал в личном дневнике, лежащем у него на коленях: «Бог мой, что мы наделали?»

Через 20 минут после взрыва бомбы Парсонс послал генералу Фаррелу на Тиниан еще одно послание:

«Результаты во всех отношениях абсолютно очевидные и успешные. Рекомендуются немедленные действия для осуществления других планов. Визуальный эффект больший, чем в Аламогордо. Цель — Хиросима. Идем курсом на Тиниан, на борту самолета все нормально».

1 Американский бомбардировщик В-29 Энола Гэй (Enola Gay) подлетает к Хиросиме на высоте примерно в 9357 метров и начинает бомбардировку
2 В 08:15 бомба «Малыш» покидает бомбовый отсек
3 Затем самолет совершает резкий поворот на 155 градусов вправо и снижается на 518 метров
4 Бомба взрывается примерно в 576 метрах над городом. Мощность взрыва составляет 13 килотонн
5 Спустя примерно минуту самолет настигает первая ударная волна, распространявшаяся со скоростью примерно в 335 метров в секунду.


Макет бомбы «Малыш» (Little boy), сброшенной на Хиросиму


Бомба Малыш содержала 64 кг урана, из которых лишь приблизительно в 700 г или чуть больше 1% непосредственно участвовало в цепной ядерной реакции (ядра оставшихся атомов урана остались нетронутыми, т. к. остальной урановый заряд был размётан взрывом и не успел поучаствовать в реакции). Дефект массы в ходе ядерной реакции составил около 600 миллиграммов, т. е. по формуле Эйнштейна E = mc2 600 миллиграммов массы превратились в энергию, эквивалентную энергии взрыва (по разным оценкам) от 13 до 18 тысяч тонн тротила. Масса бомбы – 4тонны, длина – 3 м, диаметр – 0,7 м.

Экипаж «Энолы Гэй» в центре Тиббетс


Enola Gay в национальном музее Авиации и Космонавтики США


Примерно за час до бомбардировки сеть японских радаров раннего предупреждения зафиксировала приближение нескольких американских самолётов, направлявшихся к южной части Японии. Была объявлена воздушная тревога, а также остановлено радиовещание во многих городах, в том числе в Хиросиме. Население спустилось в бомбоубежища.

Самолёты приближались к побережью на очень большой высоте. Примерно в 8:00 оператор радара в Хиросиме определил, что количество приближавшихся самолётов очень мало — не более трёх, — и воздушная тревога была отменена, а японцы решили не перехватывать такое маленькое формирование с целью экономии горючего и самолётов. По радио было передано стандартное сообщение, что будет разумно отправиться в бомбоубежища, если B-29 будут, в самом деле, замечены над городом, но что ожидается не налёт, а скорее всего разведка. Большинство людей покинуло бомбоубежища и это предопределило большое количество жертв.

8 час. 15 мин. 6 августа 1945 г. — атомная бомба взорвалась на высоте 580 м. над городом. Тиббетс приказал Нильсону телеграфировать азбукой Морзе на базу о. Тиниан о том, что только что с помощью визуального прицела сбросил бомбу на главный объект бомбардировки в благоприятных условиях: облачность 1/10; противник не оказал никакого сопротивления ни истребителями, ни зенитной артиллерией.

8 час. 16 мин. 6 августа 1945 г. — японская радиовещательная корпорация обратила внимание, что радиостанция Хиросимы в эфире не прослушивается. На токийском железнодорожном узле обнаружили, что проходившая через Хиросиму телеграфная линия, не работает. Полностью прекратилась связь с городом и по военным каналам связи. Лишь утром 7 августа в ставку верховного главнокомандующего поступило донесение из 2-го армейского корпуса:«Хиросима полностью уничтожена одной единственной бомбой».

14 час. 58 мин. 6 августа 1945 г. — «Энола Гей» коснулась земли через 12 час. 13 мин. после вылета. Машина весила на 20 т. меньше,  чем в момент взлёта и в общей сложности проделала 4500 км.

Планирование миссии


Экипаж самолёта 6 августа 1945 года состоял из двенадцати человек:

1. Командир экипажа. Полковник Пол Уорфилд Тиббетс-младший (в 1945 — 30 лет) (Paul Warfield Tibbets, Jr.) (23 февраля 1915 — 1 ноября, 2007). Бригадный генерал Военно-воздушных сил США.

«Я горд, что был способен, начав с ничего, распланировать операцию и привести её в исполнение так безукоризненно, как я сделал… Я сплю спокойно каждую ночь».

«Если вы поставите меня в такую же ситуацию, то да, чёрт побери, я сделаю это снова».

В своём завещании Тиббетс написал, чтобы после смерти не устраивали похорон и не устанавливали мемориальной плиты, так как демонстранты, выступающие против ядерного оружия, могли сделать ее своеобразным местом своих протестов. Также он завещал, чтобы его кремировали и его прах развеяли над Ла-Маншем.

Боялся все-таки убийца памяти о себе.

2. Второй пилот. Капитан Роберт А. Льюис (в 1945 — 27 лет) (Robert A Lewis) (18 октября 1917 – 18 июня 1983).

«В первую минуту никто не знал, что будет дальше. Вспышка была ужасна. Нет никакого сомнения, что это самый сильный взрыв, который когда-либо видел человек. Боже мой, что мы натворили!»

3. Бомбардир. Майор Томас Фереби (в 1945 — 26 лет) (Thomas Ferebee) (9 ноября 1918 – 16 марта 2000).Полковник. Нажал на кнопку сброса, и единственная бомба устремилась к земле через субстратосферу.

«Мне жаль, что так много людей погибло от этой бомбы, и мне неприятно думать, что подобное понадобилось для того, чтобы скорее закончить войну. Сейчас нам следует оглянуться назад и вспомнить, что могут сделать всего одна-две бомбы. А затем, я думаю, нам следует согласиться с мыслью, что подобное никогда не должно повториться».

4. Штурман. Капитан Теодор Ван Кирк (в 1945 — 24 года) (Theodore «Dutch» J. Van Kirk) (27 февраля 1921 — ). Последний оставшийся в живых член экипажа «Энолы Гэй».

«Одна бомба или тысячи бомб. Какая разница?»

5. Специалист по противорадарной борьбе. Лейтенант Джекоб Безер (в 1945 — 24 года) (Jacob Beser) (15 марта 1921 – 16 июня 1992). Единственный член экипажа, участвовавший также в атомной бомбардировке Нагасаки.

6. Специалист по атомной бомбе. Капитан I ранга ВМС США Уильям Стерлинг Парсонс (в 1945 — 44 года) (William Sterling «Deak» Parsons) (26 ноября 1901 – 5 декабря 1953). Контр-адмирал.

7. Ассистент специалиста по атомной бомбе. Младший лейтенант Моррис Р. Джеппсон (в 1945 — 23 года) (Morris P. Jeppson). (23 июня 1923 — 30 марта 2010).

«Здесь нечем гордиться, бомбардировка имела разрушительный эффект. К сожалению это было так, однако тем самым, вероятно, были спасены сотни тысяч американских и еще больше японских жизней».

8. Оператор радара. Сержант Джо С. Стиборик (в 1945 — 30 лет) (Joe S. Stiborik).


9. Хвостовой стрелок. Штаб-сержант Роберт Кейрон (в 1945 — 25 лет) (George R. «Bob» Caron) (31 октября 1919 – 3 июня 1995).

«Сначала появилась яркая молния взрыва. Затем – слепящий свет, в котором была видна приближающаяся взрывная волна, потом – грибообразное облако. Впечатление было такое, словно над городом бурлило море кипящей смолы. Только края его оставались видны».

10. Ассистент бортинженера. Сержант Роберт Р. Шумард (в 1945 — 24 года) (Robert H. Shumard).


11. Радист. Шифровальщик первого класса Ричард Нельсон (в 1945 — 19 лет) (Richard Henry Nelson).


12. Бортинженер. Мастер-сержант Уайетт Дьюзенберри (в 1945 — 32 года) (Wyatt E. Duzenberry).

Хиросима до бомбардировки

Направление удара по Хиросиме


Ко времени бомбардировки Хиросима была городом большого промышленного и военного значения. Кроме того, некоторые военные лагеря располагались неподалёку, в том числе штаб Пятой дивизии и штаб Второй Основной армии фельдмаршала Сунроку Хата, командовавшего защитой всей Южной Японии. Хиросима была важной базой снабжения для японской армии. Город был центром связи и точкой сбора войск. Он был одним из нескольких японских городов, специально оставленным нетронутым американскими бомбардировками, что позволяло идеально измерить повреждения, наносимые ядерной бомбой. По другим сведениям, генерал Спаац сообщал, что Хиросима была единственным из городов-целей без лагерей военнопленных, и поэтому в Вашингтоне решили дать ей самый высокий приоритет.

В центре города были как несколько зданий из железобетона, так и более лёгкие постройки. Зона вне центра состояла из плотного скопления маленьких деревянных домов и мастерских. Несколько больших заводов располагалось на окраинах города. У домов, сделанных из дерева, были черепичные крыши; многие из промышленных зданий также имели деревянный каркас. В целом город был очень подвержен пожару.

Население Хиросимы достигло максимума в 381 000 человек ранее в ходе войны, но перед бомбардировкой население постепенно уменьшалось вследствие систематической эвакуации по приказу японского правительства. На время атаки население составляло примерно 255 000 человек. Эта оценка основана на регистрации населения, используемой японцами в расчёте рациона; оценка количества дополнительных рабочих и войск, которые были приведены в город, может быть неточной.

В Хиросиме было спокойное и солнечное утро понедельника. После отмены воздушной тревоги, к 8:15 город вернулся к обычной жизни — солдаты выполняли утреннюю гимнастику, улицы были заполнены пешеходами и велосипедистами.

Развитие взрыва

— 0.0 секунд: За одну миллионную долю секунды, последовавшую за детонацией, температура в точке взрыва достигает нескольких миллионов градусов по Фаренгейту. Все материалы бомбы превращаются в ионизированный газ и гамма-лучи.

— 0.1 секунда: Бомба взрывается и формируется огненный шар. Вдобавок к жару и ударной волне 3% полной энергии составляет радиация. Гамма-лучи и нейтроны поражают живые организмы, почву и строения на земле.

— 0.15 секунд: Ударная волна стремительно расширяется, нагревая воздух до свечения. Огненный шар видим следующие 10 секунд.

— 0.2 секунд: Тепловая энергия, особенно инфракрасные лучи, причиняют людям множество термических ожогов.

— 1.0 секунд: Огненный шар достигает максимального диаметра в 200-300 м.

Взрыв (50% энергии) теперь завершён. Избыточное давление в эпицентре (или «граунд зеро», непосредственно под точкой взрыва) в Хиросиме, по оценкам, достигло 4.5-6.7 тонн на м2, и перемещалось через воздух и по земле с околозвуковой скоростью. Максимальное давление в эпицентре в Нагасаки могло превышать 10 тонн на м2.

Ослепительная вспышка и страшный грохот разрыва — после чего весь город покрыли огромные тучи дыма. Среди дыма, пыли и обломков один за другим вспыхивали деревянные дома, до конца дня город был объят дымом и пламенем. И когда, наконец, пламя улеглось, весь город представлял собой одни развалины. Это было ужасное зрелище, которого до сих пор не видела история. Всюду громоздились обугленные и обожженные трупы, многие из них застыли в той позе, в которой их застал взрыв. Трамвай, от которого остался один остов, был набит трупами, державшимися за ремни. Многие из тех, кто остался в живых, стонали от ожогов, покрывавших все тело. Повсюду можно было столкнуться со зрелищем, напоминавшим сцены из жизни ада.

Находившиеся ближе всего к эпицентру взрыва умерли мгновенно, их тела обратились в уголь. Пролетавшие мимо птицы сгорали в воздухе, а сухие, возгорающиеся материалы, такие как бумага, воспламенялись на расстоянии до 2 км от эпицентра. Световое излучение вжигало тёмный рисунок одежды в кожу и оставляло силуэты человеческих тел на стенах. Находившиеся вне домов люди описывали ослепляющую вспышку света, с которой одновременно приходила волна удушающего жара. Взрывная волна, для всех находившихся рядом с эпицентром, следовала почти немедленно, часто сбивая с ног. Находившиеся в зданиях, как правило, избегали воздействия светового излучения от взрыва, но не взрывной волны — осколки стекла поражали большинство комнат, а все здания, кроме самых прочных, обрушивались... Одного подростка взрывной волной выбросило из его дома через всю улицу, в то время как дом обрушился за его спиной. В течение нескольких минут 90 % людей, находившихся на расстоянии 800 метров и меньше от эпицентра, умерли.

Взрывной волной были выбиты стёкла на расстоянии до 19 км. Для находившихся в зданиях типичной первой реакцией была мысль о прямом попадании авиабомбы.

Многочисленные небольшие пожары, которые одновременно возникли в городе, вскоре объединились в один большой огненный смерч, создавший сильный ветер (скоростью 50—60 км/час) направленный к центру огня. Огненный смерч захватил свыше 11 км? города, убив всех, кто не успел выбраться в течение первых нескольких минут после взрыва.

Рассказ очевидца

Житель Хиросимы Мацушиге

Мне было 32 года, я был молод, здоров и жизнерадостен. Я работал фотографом в газете «Тюгоку сембун». В то утро я собирался на работу. Мы с женой завтракали в своем доме, он находился в 3 километрах от эпицентра взрыва. Неожиданно все озарилось, словно магниевой вспышкой, в следующий момент нас с женой неведомая сила отбросила к стене. Я схватил за руку беременную супругу и выбежал из дома. В голове пронеслось: «Черти — американцы, бомбят мирные кварталы!» Небо было черным, все в округе было разрушено в один момент, но нигде поблизости не было воронок от бомб. Тогда я понял, что это не простая бомба. Через полчаса я немного отошел от первого шока и бросился к развалинам своего дома, чтобы отыскать фотокамеру. Мне было очень страшно. Одна мысль меня успокаивала, что двухлетний сынишка не видит всего этого: неделю назад мы отвезли его в деревню к бабушке.

Редакция наша находилась в центре, и обычно я ездил на велосипеде. Но дорога от взрыва была разворочена, и я пошел пешком. В руинах я отыскал свою фотокамеру «Мамия» и одну пленку.

Чем ближе я подходил к центру, тем гуще становился дым от пожаров, в некоторых местах виднелись разрушенные, раскуроченные здания. На мосту Минеки я увидел толпу израненных, истерзанных людей. Волосы их были опалены, кожа на руках и лицах стекала, словно оплавленная. Одежда их сгорела и, несмотря на немыслимые страдания, они старались прикрыть свои обгоревшие обнаженные тела. Несколько полицейских и солдат пытались оказать пострадавшим первую помощь, смазывая их раны растительным маслом.

Я понимал, что как фотограф-профессионал должен снимать все это. Я нацелил объектив на людей и не мог нажать кнопку. Сотни страдальческих глаз смотрели на меня с мольбой о помощи. «Воды! Дайте воды!» — слышались стоны со всех сторон. Маленький ребенок рыдал рядом с обугленным телом матери. Тут же обезумевшая женщина трясла своего мертвого младенца, крича: «Открой глазки! Умоляю, открой глазки!» Это был ад. У меня дрожали руки, из глаз лились слезы, но я заставил себя сделать первый кадр.

Я бродил по горящему городу, словно лунатик. Моя редакция была полностью сожжена. В городском бассейне вода от взрыва испарилась, на дне лежали шесть обугленных тел. Я не мог работать, не мог снимать. Только к пяти вечера я пришел в себя и сделал еще несколько кадров.

Я запечатлел момент, когда израненный полицейский, несмотря на свои страдания, выписывает временные удостоверения раненым горожанам, сфотографировал обугленный трамвай и несколько других видов разрушенного города. После того дня прошло почти 60 лет, но все эти картины стоят у меня перед глазами до сих пор. Я не забыл ничего. Поэтому всем хочу сказать: ни за что на свете не допустите новой войны. Мы, хиросимцы, пережили этот ад и никому никогда не пожелаем увидеть тысячной доли того ужаса. Цените мир, любите друг друга и растите детей!

Тень человека

Тень человека, в момент взрыва сидевшего на ступеньках лестницы перед входом в банк, 250 метров от эпицентра


Тени Хиросимы — эффект, возникающий вследствие действия светового излучения при ядерном взрыве; представляют собой силуэты на выгоревшем фоне в местах, где распространению излучения мешало тело человека или животного либо любой другой объект. Эффект получил название по японскому городу Хиросиме, где 6 августа 1945 года впервые появились такие образования.

Явление аналогично появлению обычной тени: на пути излучения оказывается некий предмет, который заслоняет от излучения область поверхности за ним. При атомном взрыве интенсивность излучения столь велика, что многие поверхности меняют свой цвет и свойства. Например, асфальтовое покрытие темнеет, полированный гранит становится шероховатым, а окрашенная поверхность выгорает. В Хиросиме люди, оказавшиеся незащищёнными в радиусе сильного поражения световым излучением, получали сильные ожоги (до обугливания) и затем отбрасывались ударной волной, оставляя невыжженные тени. Многие после этого оставались живы, но всё равно через некоторое время погибали от ожогов, облучения и травм; многие сгорели в разразившихся после взрыва пожарах и огненном шторме. В Хиросиме эпицентр взрыва пришёлся на Айонский мост, где остались тени девяти человек.

Нечто похожее бывает при обычных химических взрывах и сильных пожарах, когда найденные после пожара обугленные трупы прикрывают собой необгоревшую и непокрытую продуктами взрыва поверхность пола и стен.

По воспоминаниям Акико Такакура, одной из немногих выживших, находившихся в момент взрыва на расстоянии 300 м от эпицентра:

«Три цвета характеризуют для меня день, когда атомная бомба была сброшена на Хиросиму: чёрный, красный и коричневый. Чёрный, потому что взрыв отрезал солнечный свет и погрузил мир в темноту. Красный был цветом крови, текущей из израненных и переломанных людей. Он также был цветом пожаров, сжёгших всё в городе. Коричневый был цветом сожжённой, отваливающейся от тела кожи, подвергшейся действию светового излучения от взрыва.

«Ослепительная вспышка, взрыв, сознание подавлено, волна горячего ветра, и в следующий момент всё вокруг загорается. Тишина, наступившая вслед за грохотом ни с чем не сравнимой, дотоле неслыханной силы, нарушается треском разгорающегося огня. Под обломками рухнувшего дома гибнут люди, гибнут в огненном кольце очнувшиеся и пытающиеся спастись... Миг — и с людей падает вспыхнувшая одежда, вздуваются руки, лицо, грудь, лопаются багровые волдыри, лохмотья кожи сползают на землю... Это привидения. С поднятыми руками они движутся толпой, оглашая воздух криками боли. На земле грудной ребенок, мать мертва. Но ни у кого нет сил прийти на помощь, поднять. Оглушенные и обожжённые люди, обезумев, сбились ревущей толпой и слепо тычутся, ища выхода... Ни с чем не сравнимая, трагическая картина: люди утратили последние признаки человеческого разума... На искалеченных людей хлынули чёрные потоки дождя. Потом ветер принес удушающий смрад...". Лауреаты Международной премии мира художники Ири и Тосико Маруки — очевидцы взрыва в Хиросиме.

Хиросима после атомного взрыва


Значительная часть города была разрушена, взрывом было убито 70 тысяч человек, еще 60 тысяч умерли от лучевой болезни, ожогов и ранений. Примерно 2000 человек из этого числа (ещё 800—1000 умерших от последствий взрыва) были японскими американцами, учившимися здесь до войны и интернированными в Японии. Скорее всего, сотни американских военнопленных также погибли. Радиус зоны полного разрушения составлял примерно 1,6 километра, а пожары возникли на площади в 11,4 квадратных километра. 90 % зданий Хиросимы было либо повреждено, либо полностью уничтожено. За первые полгода после бомбардировки умерли 140 тыс. человек.

Одна эта бомба, мощностью 20 тысяч тонн тротилового эквивалента, взорвавшаяся на высоте 600 метров над городом, в одно мгновение разрушила до основания 60 процентов города Хиросима. Из 306545 жителей Хиросимы пострадало от взрыва 176987 человек. Погибло и пропало без вести 92 133 человека, тяжелые ранения получили 9 428 человек и легкие ранения — 27 997 человек. Такие сведения были опубликованы в феврале 1946 г. штабом американской оккупационной армии в Японии. Стремясь уменьшить свою ответственность, американцы, насколько возможно, занизили число жертв. Так, при подсчете потерь не было учтено число убитых и раненых военнослужащих. Кроме того, надо иметь в виду, что многие и тяжело и легко раненные через несколько дней, месяцев или даже лет погибли от лучевой болезни. Поэтому в действительности число погибших, по-видимому, превышает 150 тыс. человек.

Различные здания в радиусе 2 километров от эпицентра взрыва были полностью разрушены, а в радиусе 12 километров подверглись более или менее значительным разрушениям. Люди погибали или получали сильные ожоги в пределах 8,6 километра, деревья и трава обуглились на расстоянии до 4 километров. В результате взрыва и последовавших вслед за ним пожаров было превращено в пепел до 9/10 всех домов города, которых насчитывалось 95 тысяч.

Спасательные работы, оказание медицинской помощи в первые часы затруднялись пожарами и разрушениями инфраструктуры. Точное число жертв, вероятно, никогда не будет установлено — считать было некому. От тех, кто был вблизи эпицентра, не осталось ничего – взрыв буквально испарил людей.

Военные базы неоднократно пытались вызвать хиросимский Центр Управления Войсками. Полное молчание оттуда поставило в тупик Генеральный Штаб, поскольку в нём знали, что в Хиросиме не происходило крупного вражеского налёта и не было значительного склада взрывчатых веществ. Молодого офицера из штаба проинструктировали немедленно лететь в Хиросиму, приземлиться, оценить разрушения и возвратиться в Токио с достоверной информацией. В штабе в основном считали, что ничего серьёзного там не происходило, а сообщения объяснялись слухами.

Офицер из штаба отправился в аэропорт, откуда вылетел на юго-запад. После трёхчасового полёта, будучи ещё в 160 километрах от Хиросимы, он и его пилот заметили большое облако дыма от бомбы. Был яркий день, и горели руины Хиросимы. Их самолёт вскоре достиг города, вокруг которого они кружили, не веря своим глазам. От города осталась лишь зона сплошных разрушений, до сих пор горевшая и покрытая густым облаком дыма. Они приземлились к югу от города, и офицер, сообщив о случившемся в Токио, немедленно принялся организовывать меры по спасению.

Несколько дней спустя после взрыва среди выживших медики стали отмечать первые симптомы облучения. Вскоре количество смертей среди выживших снова начало расти, так как пациенты, которые, казалось, начали выздоравливать, начали страдать от этой новой странной болезни. Смерти от лучевой болезни достигли пика через 3—4 недели после взрыва и начали снижаться только через 7—8 недель. Долгосрочные эффекты для здоровья, связанные с лучевой болезнью, такие, как повышенный риск рака, преследовали выживших в течение всей оставшейся жизни, так же, как и психологический шок от пережитого во время взрыва.

Люди продолжили жить и отстраивать разрушенные постройки там же, где они были раньше. Даже высокую смертность населения в последующие годы, а также болезни и генетические отклонения у детей, родившихся после бомбардировок, поначалу не связывали с воздействием радиации. Эвакуация населения из заражённых районов не проводилась, так как никто не знал о самом наличии радиоактивного загрязнения.

По истечении 5 лет, общее количество погибших, с учётом умерших от рака и других долгосрочных воздействий взрыва, могло достичь или даже превысить 200 000 человек.

По официальным японским данным по состоянию на конец марта 2009 года в живых числятся свыше 235 тысяч «хибакуся» — людей, пострадавших от воздействия атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Эта цифра включает в себя детей, родившихся у женщин, подвергшихся воздействию радиации от взрывов. Количество умерших на август 2009 года составляет более 413 тысяч (263 945 в Хиросиме и 149 226 в Нагасаки.).

Некоторые железобетонные здания в Хиросиме были очень устойчивыми (из-за риска землетрясений), и их каркас не разрушился, несмотря на то, что они были довольно близко к центру разрушений в городе (эпицентру взрыва). Поскольку бомба взорвалась в воздухе, ударная волна там шла вниз, а не в стороны, что и вызвало частичную сохранность Промышленной палаты Хиросимы (ныне широко известной как «Купол Гэмбаку», или «Атомный купол»), спроектированной и построенной чешским архитектором Яном Летцелем, которая была всего в 160-ти метрах от эпицентра взрыва.

Купол Гэмбаку в Хиросиме


Купол Гэмбаку — до Второй мировой войны являлся Выставочным центром Торгово-промышленной палаты Хиросимы. В результате атомной бомбардировки 1945-го года был сильно поврежден, но уцелел, несмотря на то, что находился всего в 160-ти метрах от эпицентра. Здание частично обрушилось от ударной волны и выгорело от пожара; все люди, находившиеся в здании в момент взрыва, погибли. После войны Купол был укреплен во избежание дальнейшего разрушения и стал самым известным экспонатом, связанным с атомным взрывом. В 1996 году, несмотря на возражения китайских и американских властей, Купол Гэмбаку внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Здание было спроектировано в 1915 году архитектором Яном Летцелем, чехом по национальности, в непривычном в то время для японцев европейском стиле. До войны в нём проходили промышленные и торговые выставки, а с началом войны были размещены различные административные офисы.

Рядом с Атомным куполом, по другую сторону реки Ота, находится Мемориальный парк мира, расположенный на острове, оказавшемся практически в эпицентре взрыва. В парке находятся Мемориальный музей, несколько памятников, ритуальный колокол и кенотаф — коллективное надгробие погибшим от атомной бомбардировки.

После бомбардировки Хиросимы Вашингтон издал приказ — в течение девяти дней составить на японском языке листовки с описанием результатов атомной бомбардировки и фотографиями разрушенного города, а затем сбросить их над территорией Японии. В листовках  говорилось: «Японскому народу! Америка призывает вас прочитать эту листовку как можно внимательнее! Мы располагаем самым разрушительным из всех когда-либо созданных человеком взрывчатых веществ. Одна-единственная из созданных нами в настоящее время атомных бомб по взрывной силе равноценна всем бомбам, которые могли бы сбросить в ходе одного рейда 2000 наших гигантских бомбардировщиков Б-29.

Это устрашающее оружие заслуживает того, чтобы вы об этом задумались, и мы заверяем вас, что сказанное абсолютно точно. Мы только что начали применять это оружие на территории вашей страны. Если вы ещё продолжаете в этом сомневаться, поинтересуйтесь, что стало с Хиросимой после того, как на неё упала одна-единственная атомная бомба. Прежде чем мы используем эту бомбу для уничтожения последних ресурсов, позволяющих вашим военачальникам  продолжать эту бесполезную войну, мы призываем вас обратиться к императору с массовой петицией о прекращении войны. Наш президент довел до вашего сведения 13 пунктов почётной капитуляции. Мы призываем вас принять эти требования и приступить к построению новой, лучшей и миролюбивой Японии. Незамедлительно примите меры к прекращению военного сопротивления. В противном случае мы полны решимости использовать эту бомбу и все наши усовершенствованные виды оружия для быстрого завершения войны. Немедленно покидайте ваши города!»

Ещё до того как листовки попали на территорию Японии, был отдан приказ о новой атомной бомбардировке. На пресс-конференции 7 августа генерал Спаатс на вопрос корреспондентов, будет ли сброшена вторая бомба, только улыбнулся: на 12 августа была запланирована  вторая атака. Однако бомба была сброшена раньше намеченного срока. Приказом № 39 боевой вылет назначался в ночь на 9 августа. На совещании летчики узнали, что главный объект второй операции — Кокура, запасной целью был Нагасаки.

Использованы материалы:

hirosima.scepsis.ru

rocketpolk44.narod.ru

ru.wikipedia.org

ru.wikipedia.org

lenta.ru

urakami.narod.ru

Tags: ,

Эта статья была опубликована: Суббота, августа 6, 2011 в 10:36 в категории Войны. Вы можете читать любые ответы через RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

3 Responses for "«Это души японцев возносятся в небо». Хиросима. Нагасаки"

admin

Берите. Не забывайте про гиперссылку на сайт.

Сергей

Полковник Тиббетс — не убийца, он выполнял приказ.

admin

Приказ не освобождает от ответственности за преступления. Тем более при убийстве большого числа ни в чем не повинных людей. Если ваш город или селение сотрут с лица Земли по чьему-либо приказу ядерным оружием, это не преступление, не убийство? Вы считаете это вполне нормальным явлением? Ранить или убить одного человека — это преступление, сжечь в ядерном огне сотни тысяч — норма. Что-то с вами не так, уважаемый. Преступлениям не должно быть никакого оправдания, тем более особо тяжким преступлениям.

Ваш комментарий

Имя (*)
email (*)
вебсайт
Комментарий
Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha