692 патента профессора Томсона

Автор: admin   
января 20,
2013

Многим выдающимся изобретателям XIX века довелось испытать на себе действие определенной закономерности: прежде чем человек достигал вершин успеха, становился героем дня, в мире предпринимателей и дельцов ему приходилось переносить тяжкие испытания, разрушались все его планы, он доходил до грани отчаяния. Именно в таком положении оказался основатель и технический руководитель «Американской электрической компании» Элиху Томсон в начале 1883 года.

Громко звучащие титулы «основатель и технический руководитель» могли ввести в заблуждение кого угодно, только не самого Томсона. Уж кто-кто, а он знал: за кратким, с претензией на солидность названием «Американская электрическая компания» стоит невзрачный двухэтажный деревянный домишко со старой паровой машиной, громоздким котлом и едва ли не самодельным оборудованием. Но не это несоответствие было причиной отчаяния 30-летнего профессора. В конце концов, разве не в этом невзрачном помещении он сделал свои выдающиеся электротехнические изобретения? Разве малочисленность сотрудников не компенсировалась их недюжинными талантами и изумительным мастерством? Разве это жалкое оборудование помешало им выпускать на американский рынок первоклассные генераторы и дуговые лампы?

Нет, не технические и финансовые трудности удручали Томсона. Причиной его отчаяния стало предательство директоров компании, о котором он узнал случайно и неожиданно во время своей поездки в Бостон. Ярко освещенные витрины магазина на Тремонт-стрит привлекли его внимание. Решив узнать, что за новый конкурент появился на электротехническом рынке, Томсон вошел в магазин и с изумлением обнаружил там свои дуговые лампы и генератор. Ничего не подозревавший развязный бизнесмен предложил ему, как предлагал всем, купить акции новой фирмы. И когда разъяренный Томсон спросил его, кто изготовил эти лампы, этот генератор и эту проводку, он со смехом ответил: «Ах, вы об этом! Все это изготовила маленькая фирма в Коннектикуте. Мы просто откупаем у нее все права, а сейчас продаем ее акции под нашей маркой!»

Этой одной-единствеиной фразы оказалось достаточно, чтобы Томсон сразу все понял: и нерешительность директоров, и их нежелание разворачивать производство, и их осторожность в коммерческой политике фирмы. И тогда ему стало ясно, какое роковое решение он с такой радостью принял два года назад. Впрочем, перебирая одно за другим решающие события своей жизни, молодой профессор смог бы, пожалуй, в цепочке переплетенных, взаимосвязанных фактов найти те узловые точки, которые в конечном итоге неотвратимо привели его в заштатный городок Новая Британия...

«Электрическое освещение можно усовершенствовать, и я буду одним из тех, кто сделает это»

Сын выходцев из Шотландии, поселившихся в Филадельфии в 1858 году, Элиху Томсон оказался столь одаренным ребенком, что премудрости средней школы постиг к 13 годам. В феврале 1870 года он закончил Центральную высшую школу в Филадельфии, а в августе того же года ему — одному из лучших выпускников предложили место ассистента на кафедре химии. Томсона не удручало ни то, что кафедра состояла всего из двух человек — профессора Норриса и его самого; ни то, что его основная обязанность заключалась в мытье посуды и уборке класса; ни то, что в год ему платили всего 500 долларов. Главным для него было то, что он получил возможность в свободное время заниматься экспериментами. Стоило профессору Норрису нехотя уступить своему энергичному ассистенту,— и он вскоре обнаружил в подвальном помещении прекрасную химическую лабораторию для студентов, уставленную химикалиями и приборами. На недоуменный вопрос профессора Элиху с гордостью заявил: «Химикалии я приобрел за счет школы, а приборы сделал сам. Теперь студенты смогут сами проводить опыты». В этой лаборатории провел свои первые научные исследования и сам Томсон, но это произошло уже тогда, когда на него обратил свое благосклонное внимание профессор Эдвин Хоустон.

Все считали его крупным специалистом в области электричества. Научные журналы с готовностью печатали статьи профессора — признанного энциклопедиста и эрудита. Но сам Хоустон знал, что он начисто лишен умения экспериментировать. Поэтому энергичный, брызжущий идеями и замыслами Томсон показался ему настоящей находкой. Первой совместной работой новоявленных компаньонов стало исследование зависимости цвета химических соединений от температуры. Впрочем, «совместную работу» Хоустон понимал довольно своеобразно: Элиху провел все опыты, обработал данные и разработал теорию, а он написал статью, которую подписал один и в которой имя Томсона упоминалось между прочим.

Элиху не обратил на это внимания: ему было достаточно того, что его исследования признаны достойными публикации в серьезном научном журнале. Подстегиваемый статьями, которые Хоустон продолжал подписывать только одним именем, он удвоил свою энергию. В 1872 году Томсон становится помощником Хоустона по кафедре натуральной философии, потом его избирают членом Франклинского института, затем Центральная высшая школа избирает его в школьный совет, присваивает звание магистра и назначает ординарным профессором химии и механики. Наконец, Американское философическое общество, возглавляемое некогда Франклином и Джефферсоном, избирает его своим членом. И когда в 1874 году оно решило отпраздновать свой юбилей организацией промышленной выставки, молодой профессор Томсон был избран в жюри выставки единогласно.

Конные экипажи еще разъезжали по филадельфийским улицам, по ночам они еще освещались газовыми фонарями, и никому еще в голову не могло прийти, что зеркальный гальванометр и мостик Уитстона, демонстрировавшиеся па выставке,— предвестники электротехники, которая через несколько десятилетий так сильно изменила быт людей и облик городов. Как в зерне трудно увидеть будущее растение с его стволом, ветвями и листьями, так и в этих скромных, неэффектно выглядевших приборах трудно было прозреть грядущую электротехнику с ее динамо-машинами, друговыми лампами, сварочными аппаратами, линиями электропередачи, электромоторами и электропечами.

И тем не менее в 1874 году все было готово к появлению всех этих устройств, и промышленность, образно говоря, была уже беременна электротехникой. Уже давно произведены классические опыты Фарадея, уже давно получена ослепительная электрическая дуга Петрова, уже давно испытана на Неве электрическая лодка Якоби, уже давно апробирован электромагнит Стэрджена, уже давно построены и испытаны неуклюжие модели первых электрических генераторов.

И теперь все зависело от того, смогут ли эти изобретения привлечь к электротехнике внимание людей, настолько грамотных в теории, чтобы не оробеть перед мнением человека, на какое-то время возглавившего мировую электротехнику, перед мнением лорда Кельвина, который заявил: «Химический элемент навсегда останется более экономичным, чем любая электромагнитная машина». Если Кельвин прав, то на промышленном будущем электротехники можно ставить крест, ибо тогда невозможно создать достаточно экономичные электромашинные генераторы или достаточно мощные химические элементы для нужд развивающейся промышленности. А если знаменитый ученый не прав... Но кто возьмется доказать, что он неправ?

На Филадельфийской выставке 1876 года, посвященной столетию Соединенных Штатов, историк техники мог бы увидеть немало интересного. Эта выставка знаменита первой публичной демонстрацией телефона и экспозицией французской фирмы Грамма, на которой были представлены почти все грядущие применения электричества. Небольшая паровая машина приводила в действие динамо-машину, ток от которой питал электромотор, соединенный с насосом. Насос непрерывно накачивал воду в цистерну. Тут же стоял чан, где методом гальваностегии серебрились металлические детали, и над всем этим, как маленькая звезда, сияла в стеклянном баллоне электрическая дуга.

Продолжение  692 патента профессора Томсона — 2

Tags: , ,

Эта статья была опубликована: Воскресенье, января 20, 2013 в 12:01 в категории Техника. Вы можете читать любые ответы через RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

Ваш комментарий

Имя (*)
email (*)
вебсайт
Комментарий
Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha