Ампир. Стили мебели 2

Автор: admin   
апреля 5,
2014

Встречающийся иногда орнамент маркетри представляет собой мозаику из  мрамора, севрского фарфора, малахита, керамических плакеток производства веджвудских предприятий. Детали резного декора, изредка вводимые  в отделку стульев, кресел и столов (львиные маски, сфинксы и пр.), всегда  золотятся (555, 557, 559, 560).

В наборе декоративных мотивов отразился воинственный дух эпохи; всевозможное оружие (копья, мечи, щиты), трофеи, факелы, лавровые венки,  пирамиды, часто повторяющаяся буква «N» (инициал Наполеона), — все это  было призвано прославлять военные успехи первого французского императора. Наряду с древнегреческим и древнеримским орнаментом все чаще появляются мотивы египетского происхождения. Экзотический декор лишь  усиливал театральный характер предметов обстановки и всего интерьера.

Отдельные мебельные формы сохранились приблизительно в том виде, в  каком они сложились во времена Людовика XVI. Пройдя стадию упрощения, мебель снова облекается в архитектонические одежды; однако теперь  архитектурные элементы включаются в формы мебели без должной гибкости,  а иногда даже грубо, неуклюже. При все этом внушительное количество  новых мебельных форм красноречиво свидетельствует о том, что изобретательность не покинула мастеров6мебельщиков и в эту неблагоприятную для  творческой работы эпоху.

В тех случаях, когда имелись готовые образцы античной мебели (например,  греческий клисмос), они заимствовались прямо, почти без всяких дополнений (556, 557). В мягких изгибах стульев и кресел чувствуется забота об  удобстве их для сидения. Для форм боковин диванов часто используется  мотив рога изобилия; одинаковые с двух сторон боковины S6образной формы имеют нередко и кровати. В моде столы с остроумными механизмами,  которые по нажатию кнопки могли менять форму и размеры предмета.

Опорные конструкции имеют форму античных колонн и пилонов либо, по  подобию мраморных устоев римских столов, решаются в виде герм со львиными масками и лапами; царги столов украшаются фризо-подобным бронзовым орнаментом (559, 563). Шкафы крупные, массивные, с обширными,  экономно члененными фанерованными поверхностями; своим оформлением  — кариатидами, колоннами с бронзовыми капителями, фронтонами, карнизами — они подчас напоминают греческие храмы.

Стиль ампир обогатил мебельные формы и рядом новых типов шкафов  (горка, обработанный трельяжом книжный шкаф, состоящий из нескольких  частей). Другие новинки: узкий сервант, узкие витрины, круглые сервировочные столы, предназначенные для складывания фарфоровой посуды.

К числу характернейших мебельных форм стиля ампир следует отнести  рекамье — короткую элегантную кушетку с высоким, плавно изогнутым  изголовьем, имеющим форму не то гондолы, не то лебединой шеи. (Франсуа  Жерар изобразил такую кушетку на своей картине «Портрет мадам Рекамье»  в 1800 году. По следам этой картины новая разновидность кушетки и была  названа «рекамье».)  К числу ампирных мебельных форм можно отнести еще большие круглые  столы (559), маленькие круглые столики на одной ножке (гефидон), туалетные столы и массивные тумбочки цилиндрической формы, симметрично расставлявшиеся по обеим сторонам кровати. Все эти предметы украшались  бронзовыми аллегорическими фигурами.

Остальные типы мебели были, в сущности, повторением ранее сложившихся форм. Письменные столы по6прежнему разрабатываются во многих  вариантах. Зато комоды утрачивают свое былое значение и частично вытесняются низкими двухстворчатыми шкафами, покрытыми мраморными досками. Установленные под большими настенными зеркалами, эти шкафы успешно выполняли и функцию консолей. Секретеры по6прежнему принадлежат к числу излюбленных предметов обстановки (564); формы их теперь совершенно закрытые, а скрывающиеся за откидной доской многочисленные  ящички, ниши и ячейки отделываются благородными породами дерева, зеркалами и другими красивыми материалами.

В употребление входят уже упоминавшиеся большие напольные зеркала  (псише), а также небольшие зеркала, ставившиеся на туалетные столики и  вращавшиеся на боковых подставках. Каминные экраны или ширмы обтягивались гобеленом и другими дорогими, отделанными вышивкой тканями (такие же, но меньших размеров экраны ставились и перед подсвечниками).

Жардиньерки нередко имеют форму античных бронзовых алтарей, трипосов.

Кровати — с балдахинами или без них — часто устанавливаются на цоколи;  они решаются то в форме римского саркофага, то в форме ладьи (555). Рукомойники имеют форму жертвенного алтаря («алтаря чистоты») или лиры, а  курильницы оформляются то в виде капителей, то в виде урн.

Однако за античными архитектурными формами консолей, подставок для  зеркал, различной формы декоративных и обеденных столов всегда чувствуется целесообразность и здоровая столярная основа этих предметов. Вначале мебель еще относительно легка, однако вскоре начинают доминировать  тяжелые, напоминающие архитектурные сооружения предметы, покоящиеся,  вместо ножек, на массивных устоях, пилонах (558, 559, 563). Массивные же  проножки и цоколи столов делали их еще более тяжелыми, неподвижными  (559, 560).

Наряду с архитектоническим в мебели ампира сложилось и другое направление, для которого было характерно широкое использование бронзовой пластики. В предметах мебели этого типа функцию опорных устоев и  локотников выполняли отлитые из бронзы фигуры различных животных,  а поверхности обрабатывались накладным орнаментом. Много места бронзовому декору отведено, в частности, в проектах Персье и Фонтена, однако  декоративные элементы здесь скорее сопровождают мебель, не нарушая ее  основных форм (554, 558). Эта богатая, иногда чуть6чуть аляповатая (562,  563) мебель пользовалась большим спросом. Поскольку обилие позолоченной бронзы делало ее слишком дорогой, столяры нередко прибегали к имитации; в частности, бронза заменялась позолоченным папье6маше. (Этот прием  характерен главным образом для немецких и австрийских образцов). Из папье-маше исполнялись различные детали декоративного убранства мебели: львиные, орлиные или козлиные лапы, бараньи головы, львиные маски, лебеди,  сирены и др. (555, 557, 560, 562). Опорные конструкции часто решались в виде  фигур грифонов, дельфинов, тритонов, герм, кариатид, атлантов. После египетского похода Наполеона появились новые мотивы: фигуры сарацинов,  сфинксы, иероглифы и т. д.

На более позднем этапе мебель начинает перенасыщаться бронзовым декором, более того, появляются предметы — в основном небольшие, декоративные,—целиком исполненные из золоченой бронзы и даже из серебра и стекла.

Приобрести такую мебель было под силу разве что князьям да королям.

В исполнении мебели для загородных резиденций Наполеона (Мальмезон,  Компьен, Фонтенбло) принимал участие знаменитый бронзовщик П. Ф. Томир. Традиция украшать предметы обстановки бронзовой пластикой прочно  удерживалась во французском мебельном искусстве на протяжении полутора  веков, начиная со стиля Людовика XIV и кончая ампиром.

В стиле ампир можно встретить немало других, еще не упоминавшихся  примеров подражания античным формам; таковы, в частности, канделябры,  выполнявшие функцию светильников в больших залах. Нижние части тех  же канделябров успешно использовались в виде столиков на одной ножке.

Появившаяся в это время форма камина, имитирующая античные надгробия, продержится на всем протяжении XIX века. Проекты ампирных мебельных и декоративных форм, как правило, бескровны, сухи, так как их  авторы исходили из образцов далекой, чужой эпохи. Среди наиболее распространенных форм декоративного убранства были мотивы рога изобилия и лиры,  фигура сфинкса, урны, ликторские связки, копья, щиты, факелы. Даже ткани  часто украшались мотивами, позаимствованными из изображений на красно и чернофигурных этрусских вазах. Античного происхождения был почти весь набор геометрического и растительного орнамента ампира: пальметки, меандры, плетенки, лавровые ветви, пальмовые, лотосовые, акантовые листья,  мотивы растительной ветви, венки (561), цветочные гирлянды, лиственные  орнаменты (556) и т. д., причем цветы и листья во всех случаях трактуются  довольно натуралистически.

В Германии и Австрии стиль ампир складывался под сильным французским  влиянием. Правда, немецкий ампир более тяготеет к формам греческой, а не  римской классики. Вена выдвигается в этот период в ряды ведущих центров  мебельного производства. Венская аристократия отличалась особой страстью  к богатству и роскоши. Буржуазная разновидность ампира (стиль бидермейер) здесь сложится лишь позднее. Немецкий и австрийский ампир — это,  в сущности, все тот же цопф, но в большей мере пропитанный античным духом.

Отдельные предметы мебели просты по решению, в них сохранена здоровая  столярная основа и нет той перегруженности бронзовым декором, какая  характерна для французских образцов. Формы стульев и кресел красиво  обрисованы, ножки большой частью гладкие (570, 572, 575), бронза, — там,  где она есть, — используется очень экономно (568, 569, 573). Ножки круглых одноопорных столов выдержаны в архитектурных формах, однако не  утрачивают своего столярного характера (571, 573). Встречаются и громоздкие диваны простых прямоугольных очертаний, с колонками, примыкающими  к высоким боковым стенкам, а также столы, близкие к формам стиля Людовика XVI и цопф (576).

Важным предметом обстановки жилищ этой эпохи был и клавир. После  1790 года Вена становится ведущим центром по производству этого рода  музыкальных инструментов. По техническим качествам и изяществу форм  венские изделия не уступают английским.

В истории европейского классицизма конца XVIII—начала XIX века особое место принадлежит России. Интенсивное развитие русской художественной культуры происходит на фоне крупных исторических событий. Победа над Наполеоном, застройка Петербурга величавыми архитектурными  ансамблями, восстановление Москвы, — все это послужило благоприятной  почвой для пышного расцвета русского ампира.

Среди строителей новых роскошных дворцов, возводившихся в этот период  в столице и ее окрестностях, было много иностранных мастеров, работавших  в классическом стиле. Дворцовая мебель ампирных форм, создававшаяся по  их проектам, носила довольно холодный, суровый характер. Вначале мебельные формы не свободны от влияния французских и английских образцов, но  уже очень скоро русское мебельное искусство приобретает совершенно самостоятельный характер.

Большой вклад в развитие русской художественной мебели стиля ампир  внесли выдающиеся архитекторы В. П. Стасов, К. И. Росси и ряд других.

Мебель, исполнявшаяся из экзотических или отечественных пород дерева  (красное дерево, карельская береза, орех, тополь и др.), часто окрашивалась  в белый цвет и обрабатывалась золоченой резьбой. Наряду с роскошной парадной мебелью мастера русского ампира создавали и более простую, удобную в быту мебель для провинциальных усадеб и домов зажиточных слоев  городского населения.

Русский ампир — явление самобытное, хотя исходные стилевые элементы  и роднят его с французскими и центрально-европейскими ампирными формами. Мебель русского ампира отличается исключительной красотой, тонкостью вкуса, сочной декоративностью. Много превосходных образцов этой  мебели хранится в собраниях Государственного Эрмитажа. В России наиболее важными центрами мебельного производства были мастерские, основанные при усадьбах в Останкине и Архангельском. Отличную продукцию  выпускали и мастерские Москвы, Курска и ряда других городов.

В конце XVIII века в Англии в жизненном укладе различных слоев общества продолжает усиливаться дух рациональности. Стремление к простоте,  строгой пуританской сдержанности проявляется сначала в костюме, а затем  и в мебели, интерьере. На этом этапе Франция многое восприняла от английской одежды. Английские формы оказали влияние и на французскую классицистическую мебель. Это влияние отразилось прежде всего в тенденции к  большей простоте, целесообразности, в стремлении освободить мебель от диктата архитектурных форм и вернуть ей истинно столярный характер.

В свою очередь, в Англии складывается направление, очень близкое к французскому стилю ампир. Это направление, зародившееся еще в мебели и интерьерах братьев Адамов, было подхвачено Шератоном и Ширером и окончательно вызрело в творчестве последующего поколения английских мастеров. Однако здоровое чувство реальности не покидает английских столяров  и в эпоху ампира; в заигрывании с античными формами они не заходят так  далеко, как их коллеги из многих стран континентальной Европы. Даже в  радикальном классицизме Адама больше тонкости, непосредственности и широты, чем, например, в антикизирующих формах немецкой мебели. Влияние  ампирных форм сильнее всего ощутимо в проектах Томаса Хоупа (в 1807 году он издал сборник «Household Furniture»), но эти проекты на общем фоне  развития английского мебельного искусства являются скорее исключением.

Т. н. английский ампир не идет ни в какое сравнение с произведениями предыдущего, «великого столетия» английской художественной мебели. В период  регентства (1810—1820) было создано не так уж много действительно красивых изделий; античные формы и орнаменты перенимаются подчас без должного такта и даже искажаются, использование их часто ничем не мотивировано.

Ненависть ко всему, что в той или иной мере было связано с именем и деяниями Наполеона, сокрушила и господство стиля ампир. Однако сложившийся язык форм продолжает жить дальше, то сосуществуя с пришедшим  на смену ампиру стилем бидермейер, то оплодотворяя последний и растворяясь в нем. В некоторых странах влияние ампирных форм на крестьянскую мебель не ослабевало до конца XIX столетия.

Tags: , ,

Эта статья была опубликована: Суббота, апреля 5, 2014 в 10:02 в категории Искусство. Вы можете читать любые ответы через RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.

Ваш комментарий

Имя (*)
email (*)
вебсайт
Комментарий
Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha